Система InV

27.10.2021 13 0.0 0

С. Ropartz, J. Lenoir и L. Rivat (1961) обнаружили и описали одно необычное антитело, найденное ими в сыворотке крови здорового донора. В реакции задержки агглютинации это антитело открывало в сыворотке крови людей неизвестный ранее фактор, причем среди 324 обследованных он был выявлен с частотой встречаемости 18,52% .

Новый сывороточный фактор, выявляемый этим антителом, был назван фактором InV (от Inhibitor V, V – заглавная буква фамилии донора, у которого впервые было найдено это антитело, названное анти-InV). Результаты семейных обследований свидетельствовали о генетической природе указанного фактора, причем характер наследования указывал на то, что он является аутосомальным, кодоминантным и независящим от наследования всех в то время известных факторов системы Gm [Gm(a), Gm(x), Gm(like) и Gm(b)]. Популяционные исследования фактора InV в различных расах отчетливо свидетельствовали о явном его преобладании среди негроидной.

A. G. Steinberg и соавт. (1962) обнаружили еще один фактор этой системы, который, по-видимому, являлся генетическим продуктом аллельного по отношению к InV гена. Поэтому было предложено обозначить первый открытый фактор этой системы фактором InV (а), а следующий – InV(b). Позднее С. Ropartz, L. Rivat и P. Rousseau нашли третий фактор этой системы – InV(l). Было доказано тесное сцепление между факторами InV (4) и InV(a), которое проявлялось тем, что InV (а) почти всегда присутствовал совместно с InV(l). Особенно тесная корреляция этих факторов наблюдается среди европеоидов, поскольку частота встречаемости фенотипа InV (1-f-aS-) среди белого населения составляет всего 1%. В дальнейшем для системы InV ВОЗ ввела новую номенклатуру.

Антитела анти-InV по сравнению с антителами анти-Gm встречаются, очевидно, еще реже. Так, Н. Ritter и Е. Schmidtmann (1964) при исследовании 45277 нормальных сывороток обнаружили только одну (!) антисыворотку анти-InV.

Согласно современным представлениям о генетике сывороточной иммуноглобулиновой системы InV, ее групповой генетически обусловленный полиморфизм контролируется четырьмя аллелями (InVl, InVl,2, InV3 и InV) в одном аутосомальном кодоминантном генном локусе. При этом три аллеля InVl, InVl,2 и InV3 ответственны за появление в сыворотке крови соответствующего генетического маркера или фактора, а четвертый аллель InV является «супрессорным». Поскольку один из четырех аллелей этой системы антигенно не реализуется, то сывороточная система InV может характеризоваться шестью фенотипами: InV(l,2,3), InV(l,2,–3), InV(1,–2,3), InV (1,–2,–3), InV(–1,–2,3) и InV(–1,–2,–3). В табл. 16 приведены 10 возможных генотипических комбинаций системы InV, образующих шесть ее фенотипов, или групп. Для наглядности в ней представлены реакции с тремя сыворотками анти-InV, соответствующие каждому
генотипу и фенотипу системы, причем знаком «плюс» отмечается выявление того или иного фактора системы,  задержка агглютинации сенсибилизированных эритроцитов.

Таблица 16
Сочетание у человека возможных генотипов и фенотипов системы InV

Сочетание у человека возможных генотипов и фенотипов системы InV

При ознакомлении с табл. 16 видна ценность иммуноглобулиновой системы InV для судебно-медицинской экспертизы в делах о спорном происхождении ребенка. Действительно, одновременное использование экспертом трех антисывороток дает возможность непосредственно выявить три генотипа системы InV: InV1/InV3, InV1’2/InV и InV/InV, реализующих появление трех ее фенотипов – соответственно InV(l,–2,3), InV(l,2,3) и InV(–1,-2, –3), Таким образом, трем из шести возможных фенотипов системы InV соответствует единственно возможная (а следовательно, реально определяемая) генотипическая комбинация, по совокупности которых у ребенка, его матери и предполагаемого отца и решается в настоящее время вопрос о возможности или невозможности рождения ребенка от конкретной родительской пары.

Двум другим фенотипам InV(l,–2,–3) и InV(–1, –2,3) соответствуют всего лишь две возможные генотипические комбинации соответственно: гомозиготная InV'/InV1 или гетерозиготная InVl/InV для первого и гомозиготная InV3/InV3 или гетерозиготная InV3/InV для второго. Из этого следует, что у судебно-медицинского эксперта имеется значительный шанс правильно установить истинный генотип у проходящих по делу лиц, имеющих фенотипы InV(1,–2,-3) и InV(–1,–2,3). Для этого опять же необходимо исследовать кровь ближайших родственников этих лиц. Например, если у человека с фенотипом InV (1,-2,–3) имеется мать, либо отец, либо братья и сестры, хотя бы у одного из которых имеется фенотип InV(–1,–2,–3) (единственно возможная генотипическая комбинация InV/InV), то этим самым доказывается, что у этого лица имеется гетерозиготная генотипическая комбинация InV1/InV и исключается «возможность» гомозиготной генотипической комбинации InVl/InVl. Приблизительно так же решается вопрос об истинной генотипической комбинации у лиц, имеющих фенотип InV(1,–2,3). Наличие у этих лиц ближайших родственников (родителей, братьев или сестер), хотя бы у. одного из которых имеется фенотип InV(–1,-2,–3) , определяет их истинную генотипическую гетерозиготную комбинацию InV3/InV и исключает «возможность» гомозиготной генотипической комбинации InV3/InV3. С другой стороны, если у лица с фенотипом InV (–1,–2,3) имеется мать и отец с фенотипом InV (1,–2,3) (единственно возможная генотипическая комбинация InV1/InV3\), то этим устанавливается его истинный гомозиготный генотип InV3/InV3 и исключается «возможность» гетерозиготного» генотипа InV3/InV.

Определить истинный генотип системы InV у лиц с группой InV(l,2–3) несколько труднее, но вполне реально. Человек с такой группой в принципе имеет один из трех возможных генотипов: либо гомозиготный InV1’2 /InV1’2, либо один из двух гетерозиготных InVl/InV1’2 и InV1,2/InV. Исследование крови ближайших родственников такого лица иногда позволяет определить его истинный генотип системы InV, т. е. единственный из трех «возможных». Если, например, у человека с фенотипом InV(l,2,–3) кто-то из ближайших родственников имеет группу InV(l,–2,3) (единственно возможная генотипическая комбинация InVl/InV3\), то этим самым доказывается его истинный генотип InVx/InVx'2 и исключается возможность других генотипических комбинаций InV1,2/InV1’2 и InV1'2/InV. При наличии у человека с группой InV (1,2,–3) ближайшего родственника с группой InV (–1, 2, 3) (единственно возможная генотипическая комбинация InViInVi) четко диагностируется единственно возможная генотипическая комбинапи InV1'2/InV и исключаются генотипические комбинации InV'/InV1'2 и InV1'21 InV1’2. Если, например, у человека с фенотипом InV(1,2–3) отец и мать имеют фенотип InV(l,2,3) (единственно возможный генотип InVl’2JInV), то этим доказывается наличие у него гомозиготного генотипа InV1’2/InV1'2 и исключается возможность генотипических комбинаций InVl/InV1’2 и InVl’2/InV.

Таким образом, комплексное исследование тремя антисыворотками анти-InV(1), анти-InV(2) и анти-InV(3) сывороток крови ребенка, его матери и предполагаемого отца, а иногда и ближайших родственников матери и ответчика позволит эксперту выявлять уже не отдельные факторы или фенотипы системы InV, но и генотипические комбинации этой системы. Знание последних значительно повышает достоверность подобной экспертизы и дает возможность объективно решить вопрос о том, может ли ответчик с учетом соответствующих генотипических комбинаций быть отцом конкретного ребенка или же он должен быть исключен в качестве истинного отца этого ребенка.

Вопрос о существовании сывороток анти-InV, выявляющих «эффект дозы», в настоящее время остается открытым. Существование таких сывороток оказало бы неоценимую помощь в диагностике генотипов InV по выявляемым иммуноглобулиновым факторам этой системы. Однако, по нашему мнению, реакция торможения агглютинации сенсибилизированных неполными антителами анти-Rho с определенной InV-специфичностью эритроцитов является слишком уж опосредованной серологической реакцией. Поэтому обнаружение таких антисывороток анти-InV, по-видимому, маловероятно.

Использование генетически полиморфной иммуноглобулиновой системы InV в судебно-медицинских экспертизах, проводимых в связи со спорным происхождением ребенка, значительно повышает их достоверность. Так, по данным Н. Ritter и соавт. (1965), исследование даже одного только фактора IVn(il) этой системы позволит эксперту в 6% случаев исключить отцовство лиц, ложно указанных в качестве отца того или иного ребенка. А исследование даже одного фактора InV(a) [InV(i2)] также является весьма информативным. Так, исключение отцовства по этому фактору имело место в 21 из 820 дел, причем в 10 случаях оказалось единственным доказательством по делу.

R. Chakrraborty и соавт. (1974) приводят сводные данные о процентной вероятности исключения отцовства по иммуноглобулиновой системе InV (с учетом всех трех  сывороточных факторов) для трех расовых групп. Согласно этим данным, наибольшая вероятность исключения отцовства по сывороточным факторам системы InV приходится на негроидные популяции – 23,66%, на монголоидные популяции – 16,64%, а среди европеоидов она составляет всего 6,1%. Учитывая исключительно разнообразный в национальном отношении состав населения нашей страны, можно смело утверждать, что суммарная процентная вероятность исключения отцовства по генотипическим комбинациям системы InV (а не по отдельным ее факторам или фенотипам) будет гораздо выше.


Читайте также:
Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: