Семиотика и патогенетические особенности посткастрационного синдрома

25.08.2011 768 2.0 0

Несмотря на наличие многочисленной литературы, посвященной состоянию женщин, лишившихся яичников в результате кастрации, наиболее детальное изучение наступающих эндокринных изменений при выключении функции гонад приведено в известной монографии И. А. Мануйловой (1973). Произведенное ею комплексное клинико-физиологическое и гормональное обследование женщин с различным течением посткастрационного синдрома и в процессе его обратного развития показало наличие значительных сдвигов в функциональном состоянии высших отделов центральной нервной системы, аденогипофиза, коры надпочечников, сиатоадреиаловой системы, щитовидной железы и тонуса периферических сосудов у женщин, подвергшихся хирургической кастрации. С очевидностью доказано, что клиническая картина посткастрационного синдрома определяется не столько гипоэстрогенией  сколько общей реакцией организма женщины и характером эндокринной перестройки, обусловленной выключением функции яичников. Исследования биоэлектрической активности головного мозга показали, что характер изменений, произошедших в гипоталамусе и ретикулярной формации головного мозга, отражает клиническое течение посткастрационного синдрома.

Что такое посткастрационный синдром

Изучение характера нейроэндокринных изменений, необходимых для развития гомеостаза, позволило И. А. Мануйловой определить «условные нормы» функционального состояния различных эндокринных желез у женщин, подвергшихся кастрации. Детально описывая клинический симптомокомплекс, характеризующий посткастрационный синдром, автор отмечает многообразие клинических признаков, выражающихся в появлении вегетативно-сосудистых, нервно-психических и обменно-эндокринных расстройств на фоне прекращения циклических изменений в организме, обусловленного удалением яичников.

Однако, как показали исследования последних лет, состояние после удаления яичников некоторые совершенно неправильно называют „искусственно вызванной менопаузой" или „искусственным климактерием". Такой „климактерический синдром" никак нельзя сравнивать с последствиями операции удаления матки; если последняя была произведена у женщины до 40 лет, то достаточная функция яичников была установлена в 90% случаев, а у женщин старше 40 лет – только у 57%. Кроме того, общеизвестные „приливы" после удаления матки обычно появляются не раньше, чем через 2–6 лет после операции и бывают несравненно легче и менее продолжительными, чем после кастрации. Равным образом, не следует отождествлять посткастрационный и климактерический синдромы. Даже такие известные авторы как М. Юлес и И. Холло (1963) в своей монографии „Диагностика и патофизиологические основы нейроэндокринных заболеваний" отмечают только большую тяжесть „климактерических расстройств" после удаления яичников.

Между тем, еще в 1949 г. В. Г. Баранов и В. М. Дильман справедливо указывали, что «при хирургической кастрации выключение функций половых желез является первичным и основным фактором в патогенезе нарушений, а при климаксе понижение функций половых желез является одним из конечных этапов сложного процесса». Отсюда вполне понятно, что процессы адаптации организма при указанных двух различных патологических состояниях не могут быть идентичными и имеют свои характерные клинические особенности.

Довольно часты жалобы у больных после кастрации на ухудшение памяти. Однако ряд авторов склонны рассматривать ослабление памяти не как результат кастрации, а как следствие процесса старения организма. Нервно-психические    расстройства после кастрации отмечены многими авторами в пределах от 37 до 50% равно как и появление раздражительности и состояния депрессии.

У кастрированных больных нередко наблюдаются обменные эндокринные расстройства в виде ожирения, гиперхолестеринемии и остеопороза. Остеопороз после кастрации объясняется повышенным выделением солей кальция из организма вследствие: недостатка эстрогенов, что, в частности, может способствовать образованию камней в почках. Развитие остеопороза большей частью сопровождается сильными болями в костях в течение ряда лет. Уже давно было отмечено наступление атрофических изменений в половой системе в результате кастрации.

Заслуживает интереса тот факт, что после кастрации обычно не наступает атрофии молочных желез, но при сохранении общих женских контуров кожа в ряде случаев становится сухой и дряблой и в области лица появляются признаки гирсутизма.

К числу симптомов посткастрационного синдрома относят также цистальгию и расстройства мочеиспускания (примерно в 10% случаев).

Одним из наиболее выраженных показателей тяжести посткастрационного синдрома считаются частота и интенсивность «приливов», которые при легкой форме бывают до 10 раз в сутки, а при тяжелой – свыше 20. Однако иногда и при редких «приливах» возможно тяжелое течение климакса.

Как указывают данные литературы, течение посткастрационного синдрома зависит от того, в каком возрасте была проведена операция.

Так, М. Юлес и И. Холло считают, что при кастрации в молодые годы посткастрационный синдром у женщин протекает более тяжело. Однако, несмотря на большую выраженность, продолжительность этого синдрома меньше у женщин молодого возраста. Заслуживает внимания тот факт, что кастрация молодых женщин (20–30 лет), оперированных по поводу тяжелых воспалительных заболеваний придатков матки, не ведет к развитию тяжелого течения посткастрационного синдрома.

Большинство авторов (М. С. Малиновский и Е. Д. Свет-Молдавская; М. Юлес и И. Холло и др.) отмечает более тяжелое течение посткастрационного синдрома по сравнению с климактерическим. Такого же мнения придерживаются Е. М. Вихляева, М. Л. Крымская и И. А. Мануйлова (1965), в отличие от противоположного мнения некоторых зарубежных авторов. Следу учесть, что посткастрационный синдром развивается по крайней мере в полтора раза чаще, чем климактерический.

Данные обширной литературы показывают, что патогенез посткастрационного синдрома невозможно объяснить только недостатком эстрогенов. По закону «обратной связи» между экскрецией эстрогенов и экскрецией гонадотропинов происходит значительное повышение гонадотропной функции гипофиза.

В соответствии с нынешним представлением о гипоталамо-гипофизарных отношениях повышение гонадотропной функции гипофиза, как известно, может оказывать выраженное воздействие на адренокортикотропную и тиреотропную функции гипофиза, т. е. эндокринных желез, которые принимают активное участие в гомеостазе организма. Именно в этом аспекте было произведено детальное изучение И. А. Мануйловой (1972) биоэлектрической активности головного мозга у оперированных больных, показавшее наличие определенной зависимости между клиническим течением синдрома и характером изменений на электроэнцефалограммах.

С помощью своих многочисленных исследований И. А. Мануйлова подтвердила высказанное еще в 1957 г. В. Г. Барановым положение о появлении после кастрации определенных функциональных сдвигов в гипоталамусе. Далее И. А. Мануйлова произвела детальное обследование гормонообразователыюй функции коры надпочечников у оперированных женщин. Оказалось, что имеет место нарушение обратной связи менаду секрецией АКТГ аденогипофизом и гликокортикоидов корой надпочечников. При помощи пробы с АКТГ удалось обнаружить снижение резервных возможностей коры надпочечников даже у тех больных, у которых экскреция кортикостероидов была в пределах нормы.

Наконец, исследования И. А. Мануйловой относительно выделения катехоламинов у женщин после кастрации показали наличие определенного параллелизма в экскреции норадреналина и 17-оксикортикостероидов с мочой.

Сопоставление экскреции в ыоче адреналина с уровнем сахара крови выявило наличие обратной зависимости между этими показателями. Повышение функции щитовидной железы у большинства больных с тяжелым длительным течением посткастрационного синдрома опять-таки следует объяснить неполноценностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у этих больных.

Все изложенное свидетельствует о том, что у женщин после хирургической кастрации происходит значительная перестройка функций эндокринных желез, опосредованная через центральную нервную систему. При неполноценности какого-либо звена сложной связывающей указанные органы и системы цепи не происходит развития гормонального гомеостаза, необходимого для поддержания на определенном уровне возникающих компенсаторных реакций.


Читайте также:
Комментарии
avatar