Мыльный и щелочной аборт

20.10.2019 371 0.0 0

Ввиду частоты мыльного и щелочного аборта, а также тяжелых осложнений при этой форме криминального аборта и смертельных исходов, считаем необходимым подробнее остановиться на нем.

Мыльный аборт особенно распространен в Европе. Этим объясняется значительная литература, имеющаяся на Западе по этому вопросу [работы Мондора (Mondor), Лами (Lamy), Лерой (Leroy), Гандера (Gander), Газельгорста (Haselhorst), Декулета (Decoulet), Петерсена (Petersen) и др.

Абелос и Говертс (Бельгия), отмечая токсическую роль мыла в генезе поражений при мыльном аборте, констатируемых при аутопсии, говорят о типических изменениях, дающих возможность поставить точный диагноз мыльного аборта.

Щелочное мыло может использоваться для проведения аборта

Гипперт приводит типичный случай клинической картины и характерные результаты патологоанатомического вскрытия при мыльном аборте.

Молодая женщина, 22 лет. В начале III месяца с целью вызвать аборт ей инъицировали мыльный раствор. Через небольшой промежуток времени наступила потеря сознания. Появившиеся симптомы перитонита явились основанием к предположению, что перитонит в данном случае мог явиться следствием перфорации матки. Была произведена лапаротомия и удаление матки с придатками. Перитонит обнаружен не был. В дугласовом пространстве имелось небольшое количество крови, выделявшейся из труб. Внутренние половые органы имели своеобразный вид: матка, трубы, яичники были окрашены в синий цвет, тело матки увеличено в объеме, стенки ее отечны. В матке имелось совершенно неповрежденное яйцо. Мышечная часть матки была очень повреждена. Трубы с обеих сторон достигали толщины пальца и также были синего цвета. Их набухлость и степень наполнения кровью особенно четко выделялись на уровне бахромы.

После операции пульс улучшился и несколько замедлился, но мочеиспускание прекратилось. Через 24 часа при явлениях анурии, падения сердечной деятельности и общей интоксикации наступила смерть.

На вскрытии в почках большие изменения, подобные тем, которые наблюдаются при отравлении хлорноватокислым калием. В параметрии тромбозирование венозной сети. Гистологическое исследование. Эндометрий тела матки в большей своей части разрушен, некротизирован. Ядра его окрашиваются очень плохо. Миометрий на всем протяжении переполнен кровью и в нескольких местах некротизирован.

В стенках матки васкулярного тромба не обнаружено. Эластическая оболочка сосудов местами изменена. Стенка и слизистая оболочка труб некротизированы. Соединительная ткань параметрия некротизирована, а сосуды ее тромбозированы.

В других аналогичных случаях при вскрытии макроскопически устанав¬ливали обширные инфаркты матки, труб и яичников.

Инфаркт матки явился первопричиной ее перфорации. В подобных случаях гангрена вызывается контактом щелочной жидкости.

Клиническая картина в тяжелых случаях так называемого щелочного некроза в результате мыльного аборта типична. Уже самый вид больных указывает на тяжелое состояние: бледность, выраженная в разной степени, цианоз, возбужденное состояние, поверхностное дыхание, иногда желтуха. Все это скорее свидетельствует об интоксикации, а не об инфекции. К плохим признакам относится общий тяжелый вид, появление на ногах, бедрах и животе значительных экхимозов, определяемый при исследовании зеркалом отек влагалища; шейка матки имеет то сероватую, то фиолетовую окраску, иногда с экхимозами; в некоторых случаях на ней обнаруживаются щелочные ожоги.

Декуле (Decoulet) и Бедрин (Bedrine) сообщают о газовой эмболии матки в результате инъекций в ее полость мыльной воды. У женщины 30 лет появилась одышка и метроррагия. Губы и щеки приобрели цианотичную окраску. Пульс 140 ударов в минуту. В легких влажные хрипы. Матка увеличена соответственно 4 месяцам беременности. При перкуссии обнаружен тимпанит, как будто мажа наполнена газом, шейка закрыта. Больная созналась, что она ввела в полость матки мыльную воду. Ввиду тяжелого состояния была предпринята лапаротомия. При разрезе брюшных стенок выступила набухшая матка темносинего цвета. Надвлагалищное удаление матки. Послеоперационное течение гладкое. При исследовании удаленной матки обнаружено, что плодное яйцо не вскрылось, но отслоилось на половине своего прикрепления. Яйцо содержит околоплодную жидкость и немного воздуха. Стенки матки губчатые, пропитаны воздухом; при сжатии из них выделяются пузырьки воздуха.

К числу редких прижизненных признаков мыльного аборта авторы относят тимпанит матки, определяемый над симфизом.

Газельгорст (Haselhorst) и Шалтенбранд (Schaltenbrand) в 1933 г. опубликовали экспериментальное исследование «Об отравлении жидким мылом при попытке экспериментального аборта у животных». Они установили, что при внутриматочных инъекциях раствора жидкого мыла раствор нередко по¬падает в сосуды матки, а затем в остальное сосудистое русло. Помимо количества попавшего мыла, многое зависит от быстроты действия, т. е. от скорости попадания мыла в пути кровообращения. Небольшие количества мыла (0,002 г на 1 кг веса животного) переносятся без серьезного вреда для здоровья. Большие дозы (0,2 г на 1 кг веса) уже вызывают значительные изменения, которые выражаются в следующем: оцепенение, рвота, понос, олигурия, анемия, желтуха, слабость кровообращения. Патологоанатомическими находками были: кровоизлияния и распад крови, дегенеративные изменения в почках, мозгу, легких и печени. Большие дозы быстро проникают в пути кровообращения, вызывают острое расстройство кровообращения и вследствие коагуляции крови в правом сердце (при опытах на собаках) быструю смерть.

Вполне допустимо, что в ряде случаев криминальных абортов, если воздушная эмболия как причина внезапной смерти исключена, последняя может наступить вследствие проникновения раствора мыла в кровяное русло с последующим изменением крови - ее свертывание, коагуляция и тромбоз.

Степень токсического действия мыла зависит от его химических особенностей, от степени щелочности (зеленое мыло, лизол, лизоформ, темное стиральное мыло и пр.) и от бактериального загрязнения. Щелочность некоторых сортов мыла доходит до рН=9,7. Некротизирующее действие щелочных растворов тесно связано со степенью наносимого повреждения матки, а также с сопутствующей или присоединившейся инфекцией - гемолитические стрептококки, диплококки. В подобных случаях при быстро развивающемся гемолизе крови не исключена возможность наступления смерти в результате блокады почек, тем более что в ряде случаев при мыльном аборте были установлены явления уремии с тяжелыми изменениями в почках.

Другие экспериментальные исследования (Маскау и Haselhorst) показали, что при впрыскивании собакам в вену 5-10% раствора мыла животное быстро погибает при наличии судорог; на вскрытии обнаруживалось большое кровенаполнение в правом сердце. При впрыскивании мыла в a. carotis наблюдались первичные поражения мозга, а именно отек, некрозы, очень резко выраженная дегенерация клеток глии. При внутривенных инъекциях установлены резкие сосудистые изменения - жировое перерождение эндотелия, припухлость его, единичные кровоизлияния и незначительная инфильтрация. Все это показывает, что следует дифференцировать внезапную смерть при мыльном аборте от эмболии и от острых изменений крови. Некоторые авторы приходят к заключению, что гистологические находки в мозгу после впрыскивания мыльного раствора в матку не являются специфическими, так как они встречаются и при наступающих во время беременности заболеваниях, протекающих с судорожными явлениями - уремия, эклампсия, однако при клиническом исключении этих заболеваний вышеуказанные находки могут быть дополнительными признаками мыльной интоксикации.
Несмотря на приведенные данные, требуются дальнейшие всесторонние исследования в направлении изучения изменений при щелочном отеке и некрозе, которые сопутствуют мыльному аборту и возникают при нем в результате действия щелочей на ткани, так как у детей, проглотивших мыло, также наблюдаются геморрагии и некрозы слизистой кишечника.

Картина воздушной эмболии в результате мыльного аборта зависит от срока беременности. Воздушная эмболия в момент самого аборта встречается чаще при ранних сроках беременности (2-3 месяца). В этом периоде плодное яйцо окружено большим количеством ворсинок, которые имеют тесный контакт со стенками матки. Вследствие производящихся манипуляций целость яйца и матки нарушается, показывается кровь, между тем под давлением продолжается введение мыльной жидкости, которая, как известно, имеет ячеистое строение и содержит много воздуха. Последний попадает в сосудистую сеть, чем обусловливается возникновение эмболии, в результате которой наступает смерть.

При беременности второй половины, т. е. после 4 месяцев и более, когда плацента уже образовалась, последняя тесно связана со стенками матки только с одной стороны. К другой стенке матки прилегает плодный пузырь. Плодоизгнатель, точно не зная расположения плодного пузыря, наугад вводит наконечник спринцовки или шприца, наполненный мыльным раствором, чтобы под давлением ввести мыльный раствор. При этом если наконечник попадает в район расположения плаценты, то он встречает препятствие, которое преодолевает, вследствие чего нарушается целость тканей плаценты, ранятся капилляры и более крупные сосуды, показывается кровь, в связи с этим плодоизгнатель меняет направление наконечника, переводя его в другую сторону, где более или менее свободно под давлением вливает мыльную массу с воздухом, вводя примерно 50-70-100 см3 мыльного раствора. Считая свое вмешательство законченным, плодоизгнательство стремится как можно скорее отправить женщину с места происшествия.

Проходит некоторый индивидуально разный промежуток времени. Мыльная масса, являясь одновременно механическим и химическим раздражителем, оказывает рефлекторное воз¬действие и, кроме того, производит изменение внутриматочного давления, для чего требуется некоторый промежуток времени; через 20-30 и более минут появляются боли, наступают схватки, часть мыльной массы может выливаться, а оставшаяся приходит в непосредственное соприкосновение с поврежденными сосудами. Таким путем содержащийся в мыльной массе воздух поступает в сосудистую сеть. В конечном итоге через некоторый промежуток времени наступает смерть от эмболии.

При вскрытии в подобных случаях обнаруживают частично отслоенную плаценту и поврежденное яйцо, примесь крови в слизистой пробке шейки матки, а при вскрытии сердца наличие в нем пузырьков воздуха.

Необходимостью некоторого срока для наступления эмболии объясняются особенности каждого отдельного случая внезапной смерти при мыльном аборте. Смерть может произойти не на месте происшествия, а вне его, минут через 20-30 и более, до часа, когда женщина находится уже в другом месте. В практике судебно-медицинской экспертизы подобные случаи встречаются.

Кроме разных жидкостей, в полость беременной матки вводят с целью аборта разнообразные пасты, получившие особую популярность в Германии. Эти средства, в состав которых входят всевозможные неизвестные вещества, несомненно вредны.

Во-первых, не всегда аборт наступает полностью, так что после введения пасты приходится производить выскабливание, но уже в неблагоприятных условиях, ибо паста может вызывать глубокие ожоги. Во-вторых, как результат глубоких ожогов возникают тромбы, жировое перерождение тканей матки и некоторых отдаленных органов как результат общей интоксикации и тромбоза. Поэтому применение подобных паст должно быть безусловно запрещено. Известен случай, когда молодой женщине с целью аборта была применена такая паста. Аборт не наступал в течение 24 часов и пришлось прибегнуть к выскабливанию полости матки, во время которого на месте применения пасты произошла перфорация, потребовавшая удаления матки вследствие значительных изменений в ее стенке в результате действия пасты. Обширность изменения в тканях не позволила в данном случае поступить консервативно, т. е. сохранить поврежденную матку. Случай закончился судебным процессом.

Вопросами диагностики воздушной эмболии при криминальных абортах специально занимался С. Н. Бакулев, К. И. Хижнякова и др. Бакулев исследовал 10 случаев смерти от воздушной эмболии при криминальных абортах, в которых была произведена водяная проба сердца, давшая положительный результат в 8 случаях и отрицательный в двух.

При вскрытии у 9 женщин плодный пузырь оказался неповрежденным, но имелось отслоение оболочек с кровоизлиянием в стенке матки. В 4 случаях при сдавливании стенок матки ощущалась крепитация, а на разрезе выделялась пенистая кровь. Вскрытие всех трупов производилось в пределах первых суток после смерти без каких-либо признаков гниения.

При гистологических исследованиях кусочков, взятых из всех органов, были обнаружены следующие изменения: в сосудах легких мелкого и среднего калибра форменные элементы часто отсутствовали, преобладала плазма. По стенкам сосудов располагались вакуоли правильной формы с хорошо контурированными краями (рис. 84 и 85). Наряду с расправ¬ленными воздухом альвеолами встречались спавшиеся альвеолы или наполненные гомогенной бесструктурной массой, окрасившейся эозином в розовый цвет. Ткань легких была резко полнокровна, имелись кровоизлияния в форме скопления эритроцитов вне сосудистого просвета. Воздушные вакуоли были обнаружены в сосудах почек, надпочечников и реже в печени. Во всех случаях были обнаружены периваскулярные кровоизлияния; эти изменения имелись во всех случаях криминальных абортов. В одном случае при воздушной эмболии вследствие ранения сосудов шеи также установлены аналогичные изменения.

Учитывая, что воздушная эмболия является самой частой причиной остро наступившей смерти при внутриматочных вмешательствах в случае криминальных абортов, при диагностике на трупе важно принять во внимание позу, в которой женщина находилась во время вмешательства, и состояние ее одежды. Осмотр места происшествия может показать, как и чем производился криминальный аборт. Макроскопические и микроскопические патологоанатомические изменения при смерти от эмболии свидетельствуют о тяжелом расстройстве кровообращения. При этом обнаруживается застойная гиперемия органов, стазы крови, кровоизлияния с наличием пузырьков воздуха, причем преимущественно в сосудах. Наличие воздуха может быть подтверждено рентгенографией с предварительной перевязкой сосудов на трупе и с последующим выделением матки. Присутствие воздуха в матке является доказательством наличия вмешательства, причем именно матка играет роль входных ворот для поступления воздуха в сосуды. П. В. Григорьев в качестве диагностического признака при смерти от воздушной эмболии при криминальном аборте описывает характерный признак так называемой вспененной шапки. Этот признак он наблюдал при вскрытиях 16 трупов женщин. При осмотре органов брюшной полости до их эвисцерации он констатировал увеличение в объеме нижней полой вены, причем через ее стенки ясно просвечивали пузырьки вспенившейся крови. Для выяснения вопроса о кровенаполнении внутренних органов автор производил широкие разрезы паренхиматозных органов — печени, почек, матки - до их эвисцерации. С поверхности разреза этих органов стекала кровь с таким большим количеством пены, что эта вспененная жидкость заполняла всю поверхность разреза в виде «пенистой шапки». Во всех случаях, где наблюдался этот признак, были полностью исключены как гнилостные изменения, так и анаэробная инфекция.

При криминальных абортах в мелких и мельчайших сосудах вещества головного мозга, преимущественно в области ствола и ножек, обнаруживались мелкие вакуоли воздуха, занимавшие почти весь просвет сосуда или часть его. В более крупных сосудах вакуоли воздуха располагались пристеночно, просвет же сосуда был наполнен гомогенной массой бесформенных элементов крови. Встречаются скопления эритроцитов вне связи с кровеносными сосудами.

С. Н. Бакулев на основании своих исследований приходит к заключению, что при воздушной эмболии воздух может проникать и эмболизировать капилляры малого круга, а не только тампонировать правый желудочек сердца и легочную артерию.

Для уточнения изменений в мозгу в качестве одного из диагностических признаков воздушной эмболии при мыльном криминальном аборте требуется дальнейшее исследование.

К. И. Хижнякова при смерти от воздушной эмболии, сопровождавшейся шоком, находила шейку матки открытой в 19,7% случаев, в области наружного зева имелись механические повреждения без воспалительной реакции. Целость слизистой пробки была нарушена, в 44% она вообще отсутствовала, а иногда свисала из наружного зева, причем цвет ее был изменен вследствие присутствия крови или марганца. Околоплодные воды в большинстве случаев были прозрачны и лишь в единичных случаях имели коричневатый цвет от примеси марганца. Автор провел свое исследование на большом материале - 280 протоколов вскрытий и 118 экспериментов на животных. Эти исследования показывают, что быстрая смерть от воздушной эмболии и шока в связи с абортом чаще наступает на месте происшествия; это подтверждается тем, что возле трупов в 23,6% были обнаружены вещественные доказательства в виде спринцовок и растворов и т. п. На одежде трупов и реже в области половых органов, бедер и других частей тела иногда находят следы цветных жидкостей и крови. Нельзя согласиться с утверждением, будто смерть при воздушной эмболии наступает, как правило, на месте происшествия, так как встречается немало случаев, когда, в зависимости от срока беременности, со времени введения мыльного раствора может пройти 20-30 минут и более (иногда даже 1-2 часа) , прежде чем наступит смерть в другом месте, - в подъезде, в ближайшей квартире; длительность этого срока зависит от количества введенной массы и связанного с ней воздуха, от степени повреждения стенок матки, от срока беременности, от места введения жидкости под давлением - введена ли она между оболочками и стенкой матки или в область прикрепления плаценты.

К. И. Хижнякова при внутреннем исследовании трупов обнаружила, что характер распределения крови зависел от механизма смерти, а именно: при смерти от воздушной эмболии правое сердце часто бывает увеличено, в полостях его содержится жидкая, пенистая кровь. Реже наблюдается переполнение правой половины жидкой кровью и совсем редко обнаруживают мелкоточечные кровоизлияния под перикард и плевру, пенистая кровь в нижней полой вене, в печеночных венах и венах матки. Внутренние органы при эмболии отличаются значительным полнокровием. На оснований сходства данных гистологических исследований внутренних органов умерших от воздушной эмболии и от шока — полнокровие, периваскулярный отек, мелкие точечные кровоизлияния — предполагают, что быстрое наступление смерти в этих случаях от шока вызывается близкими по своей природе механизмами.

Нельзя не согласиться с трактовкой К. И. Хижняковой генеза внезапной смерти при воздушной эмболии с позиций И. П. Павлова. Действительно, введение в полость матки разных предметов, а также и разных жидкостей, содержащих воздух, вызывает раздражение и травму в рецепторном аппарате матки. Из возникшего очага раздражения импульсы поступают в центральную нервную систему. В коре больших полушарий мозга возникают очаги возбуждения, путем иррадиации вовлекающие в рефлекторный процесс и подкорку. Под влиянием этого изменяется функциональная деятельность всего организма. При изменившихся условиях внезапное и мощное раздражение рецепторов сосудистой сети воздухом при воздушной эмболии нарушает нормальную деятельность центральной нервной системы и становится причиной паралича жизненно необходимых центров.

Кроме растворов мыла, в полость матки часто вводят растворы марганца. А. Винь экспериментировал на беременных морских свинках. Он впрыскивал им в мышцу бедра водные растворы сульфата марганца. Содержание марганца определялось химически и колориметрически. Этот автор установил, что количество марганца в плоде очень мало, оно исчисляется миллиграммами в отличие от содержания его в почках, печени и плаценте материнского организма; каких-либо постоянных соотношений между содержанием марганца в плаценте и в плоде или между его содержанием в плаценте и во внутренних органах не отмечалось. Проходимость марганца через плаценту значительно ниже, чем проходимость мышьяка, свинца, ртути, брома.

Н. Н. Иванов в противоположность А. Виню находил при криминальном аборте скопления марганца не только в тканях последа, но и в различных органах, что подтверждает общее отравляющее действие марганца, помимо его рефлекторного воздействия на хемо- и механорецепторный аппарат. Влагалищные спринцевания могут вызвать аборт, если они производятся под высоким давлением при открытом отверстии шеечного канала у рожавших женщин или если это отверстие предварительно расширено какими-нибудь манипуляциями. Главную роль здесь играет термическое раздражение, механическое растяжение влагалища и влагалищной шейки матки.

Горячие ножные ванны сами по себе, без каких-нибудь других манипуляций, не могут вызвать наступление аборта. Общие горячие ванны и компрессы на живот, вызывающие гиперемию в области таза, брюшной полости и беременной матки, могут нарушить кровообращение, изменив питание и дыхание плода, и тем провоцировать аборт, но только при наличии каких-нибудь патологических отклонений в женских половых органах — инфантилизм, воспалительные заболевания, смещения матки и пр. Массаж матки, как показал Рейтер опытами на животных, может вызвать аборт. Сдавливание матки при механических воздействиях может изменить кровообращение и повредить плодное яйцо и плаценту. Доказательствами применения этого метода в целях преступного аборта служат следы в виде трещин и надрывов на шейке, повреждение слизистой пробки шейки и примесь крови в слизи; особенно показательным признаком являются кровоизлияния в форме кровоподтеков на брюшных покровах, иногда соответствующих форме пальцев.

Физиотерапевтические процедуры с использованием постоянного тока или диатермии при непосредственном воздействии на беременную матку могут вызвать аборт. Рентгеновы лучи также могут вызвать аборт, травмируя плод и тем самым препятствуя, особенно в ранние сроки беременности, его дальнейшему развитию.

Смерть при криминальном аборте может наступить вследствие механических вмешательств, так и при вливании всевозможных жидкостей и не только в результате воздушной  эмболии или острого изменения крови - гемолиза, но и от шока.

К числу типичных признаков шока относятся: общая бледность, падение кровяного давления, коллаптоидное состояние, перераспределение крови, уменьшение объема циркулирующей крови, гипергликемия, падение резервной щелочности крови, т. е. развитие ацидоза.

В. А. Покровский описал клиническую картину шока в акушерско-гинекологической практике, но не коснулся вопроса о шоке при аборте.

Патогенез шока до настоящего времени, окончательно не выяснен, хотя во время Великой Отечественной войны и по¬лучил более полное освещение. Одной из распространенных теорий шока является нервнорефлекторная, приписывающая доминирующую роль нервно-болевому фактору. Э. А. Асратян в патогенезе шока придает значение трем факторам: нервному, плазмокровопотере и токсическому.

Большинство исследователей различает первичную и вторичную форму шока. При криминальном аборте после грубых, ранящих вмешательств наступает преимущественно первичный шок. Вторичный шок, который встречается реже первичного, развивается через несколько часов или даже через несколько дней в результате агрессивной инфекции или кровопотерь разной степени. Характерным признаком вторичного шока является повышенная проницаемость стенок капилляров. В конечном итоге развивается астения капилляров, что приводит к уменьшению объема и массы крови, а следовательно, к уменьшению поступления кислорода в ткани, т. е. к аноксии тканей — кислородному голоданию их.

В. Ф. Снегирев указывал на возможность наступления шока или коллапса при внутриматочных впрыскиваниях йода. В этих случаях шок наступает как рефлекс на болевые раздражения брюшины вследствие попадания в полость ее йодной настойки. Шок, как первичный, так и вторичный, наблюдается при перфорации матки во время аборта, причем степень его зависит от размера повреждения, нанесенного во время криминального аборта, и его характера.

В. А. Покровский сообщает, что в наблюдавшихся им случаях прободений матки во время родов шоковые состояния развивались через несколько часов после происшедшей перфорации, т. е. по типу вторичного шока. Согласно его наблюдениям, при подобном осложнении обычно не встречается тяжелого «торпидного шока», который наблюдается при разрывах матки. Он объясняет это сравнительно небольшими размерами прободений матки.

При вскрытии умерших от шока в случае криминального аборта находят повреждения разной степени - от тяжелых самого разнообразного характера повреждений органов таза и брюшной полости (матки, мочевого пузыря, кишечника) до незначительных повреждений шейки матки с примесью крови в слизистой пробке шейки.

При вскрытии умерших от «психического» шока морфологических данных бывает очень мало. По этому поводу Г. В. Шор говорит: «На практике приходится обязательно принимать во внимание и достоверные данные клинического наблюдения, что позволяет в большинстве случаев выносить  определенное суждение». Психический шок по Шору встречается редко, и о нем может идти речь только при наличии достоверных сведений об обстановке, при которой умерло данное лицо, и при отсутствии анатомических изменений в трупе, дающих основание иначе объяснить смерть.

В практике городской судебно-медицинской экспертизы был случай внезапной смерти от шока: при попытке вызвать аборт путем применений грубых механических сдавливаний беременной матки. Женщина 35 лет хотела произвести прерывание беременности. «Сводница» предложила ей свои услуги, но сказала, что это должно быть сделано в обстановке абсолютно строгой тайны. Женщине завязали глаза и провели ее в какое-то полуподвальное помещение, где над ней производили весьма грубые физические манипуляции, во время которых и наступила смерть. При наружном осмотре трупа на брюшных стенках было обнаружено множество кровоизлияний красного и багрового цвета размером 3X2 и 3X3 см, овальной и округлой формы, напоминающих следы пальцев рук. При судебно-медицинском вскрытии трупа была установлена прижизненность кровоизлияний в брюшные стенки. В тазовой полости обнаружена беременная матка, при вскрытии которой было найдено плодное яйцо, соответствовавшее 3 месяцам беременности, без всяких повреждений и без следов отслойки. Констатировано повреждение слизистой пробки шейки матки с несомненной примесью крови в ней и небольшое открытие наружного зев щелевидной формы. Имелось значительное переполнение кровью брюшных и тазовых органов. Других морфологических изменений в органах грудной, брюшной и тазовой полостей не найдено. Комиссия, производившая экспертизу, пришла к заключению, что смерть в данном случае произошла от шока при попытке произвести аборт с помощью грубого физического вмешательства - сдавливания беременной матки, которое, по-видимому, вызвало острое раздражение окончаний чувствительных нервов-интерорецепторов с рефлекторной передачей на центральную нервную систему со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вскрытие умерших от травматического шока во время криминальных абортов, помимо вышеуказанных повреждений, ничего существенного не выявляет, кроме переполнения кровью брюшных органов.
При анафилактическом шоке, который наступает в результате отравления чужеродным белком, введенным парентерально, или эндогенным белком, всасывающимся при распаде тканей после травмы, патологоанатомические находки бывают более существенными. При вскрытии обнаруживали застойную гиперемию всего желудочно-кишечного тракта, геморрагии — в большом сальнике, в брыжейке, легких, в сердце иногда геморрагические перитониты, плевриты и эндокардиты.

Мнения исследователей о генезе смерти при анафилактическом шоке резко расходятся.


Читайте также:
Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: