Трихомоноз - что это такое

30.08.2011 1255 0.0 0

При наличии выделений (особенно разъедающих или окрашенных) из полового аппарата выдающееся практическое значение имеет выявление трихомонадной инвазии – наиболее частой причины затяжных выраженных воспалительных состояний влагалища (а подчас и шейки матки, уретры, мочевого пузыря и др.).

Трихомонады относятся, как известно, к широко распространенным паразитическим простейшим. Они встречаются как у человека, так и у различных видов животных. У человека принято различать три вида трихомонад: 1) влагалищную трихомонаду, встречающуюся в различных отделах мочеполовой системы; 2) кишечную трихомонаду и 3) ротовую трихомонаду. Трихомонадные поражения встречаются особенно часто в мочеполовой системе женщин.

Внешний вид трихомонад - возбудителей трихомоноза

Спорный вопрос о том, существуют ли помимо активной вегетативной формы цистные формы был убедительно разрешен Г. М. Ткаченко (1955, 1956) путем широкого использования экспериментального метода проверки устойчивости влагалищных трихомонад в различных условиях. Указанные исследования подтвердили мнение о видовой самостоятельности влагалищных и кишечных трихомонад у человека. Быстрая гибель влагалищных трихомонад в желудочно-кишечном тракте человека позволяет исключить путь заражения ими через кишечный тракт.

Можно считать доказанным, что в цикле развития мочеполовой трихомонады у человека имеются три стадии: вегетативная, амебоидная и цистоидная, которые отличаются известными морфологическими и биологическими особенностями.

Клинически при трихомонозе отмечаются большей частью обильные выделения из влагалища, примерно в одной трети случаев белого цвета, в других – желтовато-зеленоватые. Одной из наиболее частых жалоб больных является зуд в наружных половых частях, который нередко усиливается при мочеиспускании или после месячных. Слизистая влагалища часто резко гиперемирована, легко кровоточит; иногда отмечаются гнездные изъязвления, но весьма часто слизистая имеет нормальный вид. Частота поражения половых органов женщины трихомонадами определяется разными авторами в пределах от 18 до 69,9%. По статистике Е. П. Майзеля и И. И.  Руднева, она равна 62,5%.

Мнения многих авторов относительно патогенности трихомонад были разноречивыми, причем допускалось существование двух видов трихомонад: патогенных и непатогенных. Этот важный вопрос получил разрешение только после получения чистых культур мочеполовых трихомонад (Ю. X. Терас, 1955; Б. А. Теохаров, 1958, и др.). Опыты с чистыми культурами влагалищных трихомонад показали безусловно патогенный характер этих микроорганизмов.

Мочеполовая трихомонада, как паразит полостей, в естественных местах своего обитания, как правило, живет вместе с бактериями. При подобном паразитоценозе возникают разнообразные взаимоотношения как между отдельными видами микробов, так и между ними и макроорганизмом. Некоторые бактерии и грибы, выделенные из влагалища, могут ускорять или замедлять рост трихомонад. Человек и животные, будучи естественными хозяевами патогенных микроорганизмов, являются источниками заражения последними; объекты же внешней среды, на которых патогенные микроорганизмы могут лишь временно сохранять свою жизнеспособность, являются только факторами передачи инфекционного начала. Исследования ряда авторов с достоверностью показали, что свободноживущих мочеполовых трихомонад не существует и что находимые в воде некоторые жгутиковые, напоминающие трихомонады, ничего общего с ними не имеют.

Можно считать безусловно доказанным, что вода не является источником заражения трихомонадами. О. Ировец и Р. Петер (1948), Г. М. Ткаченко (1965), В. А. Теохаров (1959) и др. доказали крайнюю неустойчивость трихомонад во внешней среде и быструю гибель их в воде.

Как показал Б. А. Теохаров, трихомонады, помещенные в воду, замедляли и прекращали свое движение; в их протоплазме появлялись вакуоли, протисты принимали шаровидную форму, разбухали и затем распадались. Гибель трихомонады в воде происходит потому, что она является для этих жгутиковых гипотонической средой. При высыхании на различных предметах трихомонады гибнут через 2–30 мин (на пальцах рук – через 4 мин, на резиновых перчатках в среднем через 7 мин и т. д.). Изменения осмотического давления действуют на них губительно. В 2% растворе хозяйственного мыла трихомонады гибнут мгновенно, в 1% растворе – через 1–3 мин.

Трихомонады плохо выносят высыхание на предметном стекле, но если через минуту после испарения жидкости добавить каплю нагретого физиологического раствора, то нередко удается обнаружить живые экземпляры. Трихомонады сравнительно легко переносят кратковременное высыхание среды или уменьшение количества тканевых соков. Так, их часто удается обнаружить в плотных творожистых выделениях из влагалища. Равным образом, их неоднократно находили в складках наружных половых органов,   а также в цервикальной слизи и моче.

Как показали опыты с чистыми культурами мочеполовых трихомонад, в неблагоприятных условиях они принимают шаровидную форму, становятся малоподвижными, нередко увеличиваясь в размерах; при дальнейшем ухудшении условий существования шаровидные трихомонады теряют свои жгутики и могут распадаться.

Эти безжгутиковые формы по внешнему виду напоминают цисты. Только активно подвижные трихомонады и в меньшей мере шаровидные формы с сохранившимися жгутиками могут вызывать у экспериментальных животных трихомониаз; безжгутиковые же формы при посевах не дают субкультур и не способны вызывать экспериментальный трихомониаз, т. е. представляют собой погибшие формы. Влагалищные трихомонады не содержат сильных токсических веществ.

Исследования Б. А. Теохарова показали, что трихомонадные заболевания большей частью являются смешанными – протозойнобактериальными и лишь редко протозойными. Чрезвычайно важно доказанное рядом новейших исследований положение о том, что трихомониаз мочеполовых органов является антропоно-зом и что заражение трихомонадами взрослых мужчин и женщин происходит почти исключительно половым путем, главным образом с помощью прямого контакта. Кишечная трихомонада не является патогенной для мочеполовой системы и не может быть причиной заболеваний половой сферы. Трихомонады животных ни в коем случае не могут являться источником заражения человека. Наблюдениями многочисленных авторов доказано, что гонорея тяжелее протекает в тех случаях, когда в половых органах паразитируют трихомонады.

Для лабораторной диагностики трихомоноза можно пользоваться исследованием нативных препаратов (метод «живой капли»), окрашенных мазков из отделяемого пораженных органов и методом посевов.

Наиболее распространенной методикой является исследование «живой капли». Для нахождения трихомонад рекомендуется после равномерного размешивания исследуемого материала (набранного, например, с помощью глазной пипетки) с подогретым до 37° физиологическим раствором рассматривать получившуюся взвесь под микроскопом, накрыв каплю покровным стеклышком).

Трихомонады по размерам больше лейкоцитов, имеют округлую, заостряющуюся в одном конце форму. В передней широкой части расположены так называемые парабазальные тельца, из которых исходит большей частью 4 жгутика; там же находится отверстие, через которое происходит поглощение мельчайших частиц – бактерий и даже лейкоцитов. В передней же части находится ядро протиста, окруженное до краев тела одноклеточной волнообразной перепонкой. Благодаря жгутикам трихомонады обладают довольно значительной подвижностью и приближают к себе поглощаемые частицы. Трихомонады распознаются, так как способны совершать резкие активные движения и перемещаться с одного места на другое. Тело трихомонады, если оно подвижно, можно иногда смешать с лейкоцитом, но перемещения окружающих тканевых элементов, вызванные бурными движениями жгутиков, обычно позволяют сделать правильное заключение.

Метод распознавания трихомонад в окрашенных препаратах уступает культуральному, но значительно эффективнее, чем исследование жгутиковых в нативном препарате. Удовлетворительные результаты дает распознавание трихомонад с помощью окраски по Граму, примененной для определения гонококков, что дает этому способу значительные преимущества перед другими. Что касается исследования окрашенных мазков, то следует иметь в виду, что форма и величина трихомонад бывают различными.

Размеры их, как правило, превышают величину лейкоцитов, иногда встречаются гигантские экземпляры. Контуры клеток большей частью бывают четкими, протоплазма вакуолизирована; нередко обнаруживаются включения в виде заглоченных микробов. Ядра отличаются небольшими размерами, имеют овальную, продолговатую, иногда конусовидную форму, располагаясь эксцентрически. При окраске по Граму удается увидеть состоящий из 3–4 жгутиков нежный пучок, отходящий от полюса клетки, где располагается ядро. Однако наличие жгутиков не является обязательным признаком трихомонады в окрашенном препарате; даже при их отсутствии характерный вид клетки позволяет распознать протиста.

По данным Ю. X. Терас, бактериологический метод (посевы) является более эффективным способом исследования мочеполовых трихомонад, чем бактериоскопический, так как в большинстве случаев позволяет выявить их через 24–48 ч. Бактериологическое исследование дает возможность в несколько раз чаще, чем бактериоскопическое, установить наличие этих протистов. Равным образом, по Б. А. Теохарову, наилучшим способом выявления трихомонад является культуральный метод, дающий успех в 99% случаев, в то время как при исследовании в нативных препаратах или окрашенных мазков трихомонады обнаруживаются только в 70–90% случаев. Заслуживают внимания данные Б. А. Теохарова о месте нахождения обнаруженных им у женщин трихомонад: в 95% случаев они были найдены во влагалище, в 28,9% – в уретре, в 4,5% – в парауретральных ходах, в 2,5% – в шеечном канале, в 1,6% – в бартолиновых железах и всего в 0,4% – в мочевом пузыре. В редких случаях наблюдалось изолированное паразитирование трихомонад в уретре и парауретральных ходах. Трихомонады были находимы только в 15% случаев при I и II степенях чистоты влагалищного содержимого; как при резко кислой реакции (рН – 4,0), так и при резко щелочной (рН 7,3% и выше) паразиты не обнаруживались.

Выявление трихомонад даже при отсутствии клинических симптомов крайне важно, так как, во-первых, авирулентных штаммов мочеполовой трихомонады не существует, и трихомонадоносительство при изменении условий паразитоценоза может перейти в острую форму трихомониаза; во-вторых, трихомонадоносители при половом контакте нередко являются источником заражения (Б. А. Теохаров и др.).

Изучая вопрос об аутоиммунных изменениях у больных мочеполовым трихомонозом, Л. М. Корик установил следующее. Из обследованных 314 больных (138 женщин и 176 мужчин) в возрасте от 19 до 54 лет, у которых трихомонады были обнаружены в нативных препаратах и путем посевов, у 124 (40 женщин, 84 мужчины) была выявлена положительная проба аггломерации лейкоцитов in vitro трихомонадным антигеном. В результате лечения и применения десенсибилизирующих препаратов (пипольфен, супрастин и др.) число полностью выздоровевших (основная группа – 75 человек) оказалось в два раза больше числа больных контрольной группы (49 человек) без десенсибилизации, и число рецидивов было в два раза меньшим, чем в контрольной группе.

Эти данные свидетельствуют о наступающей у многих больных сенсибилизации при заболевании трихомонозом. После окончания лечения реакция аггломерации оказалась положительной только у 8 из клинически здоровых лиц.

Исследуя экскрецию эстрогенов у больных трихомонозом, А. В. Частикова и 3. Д. Старостина (1973) установили, что клинически выраженные формы этого заболевания протекают на фоне гипоэстрогении. Наблюдалось снижение суммарного количества эстрогенов, по соотношение фракций не менялось. В ряде случаев месячные были усиленными, что авторы объясняют эндометритом и связанным е ним нарушением регенерации эндометрия. После излечения от трихомоноза месячные нормализовались. У 11 из 32 наступила беременность.

Изучая вопрос о диагностике трихомоноза у женщин, Г. А. Воскресенская и Ю. О. Нафтольева (1974) на основании тщательного обследования 127 женщин, страдавших острой (12 человек) или хронической (115 человек) формами трихомоноза, также признали культуральный метод исследования наиболее успешным. Следует отметить, что 32 женщины считали себя вполне здоровыми. Высокий процент обнаружения трихомонад в шеечном канале матки (48%) и в уретре (38,8%) у больных с клиническими проявлениями заболевания, а у всей массы обследованных соответственно в 76,4 и 81,9% при 99,2% обнаружения трихомонад во влагалище подтверждает мнение о трихомонозе как системном заболевании мочеполовых органов. В полости матки трихомонады были обнаружены только в 10,2%, в то время как у 41 (из 97) больной из полости матки были высеяны стафилококки, стрептококки, грамположительные и грамотрицательные палочки, не обладающие выраженными патологическими свойствами.


Читайте также:
Комментарии
avatar