Основные принципы и направления исследований зооантропонозов

01.06.2021 90 0.0 0

Зооантропонозы – инфекционные болезни, поражающие человека и животных. Благодаря успехам медицинской микробиологии и иммунологии рамки «классических» зоонозов (сибирская язва, сап, бешенство, ящур, актиномикоз) значительно расширились. Болезни этого происхождения насчитывают ныне десятки инфекционных и инвазионных форм бактериальной, риккетсиальной, спирохетной, вирусной, протозойной, грибковой и гельминтной природы. На фоне значительного снижения в последние десятилетия заболеваемости некоторыми ранее широко распространенными антропонозами, например, брюшным тифом, дифтерией, корью и другими, долевое значение зооантропонозов в суммарной инфекционной заболеваемости возросло. Хотя некоторые болезни этой группы изучены еще недостаточно, степень пораженности ими людей и животных раскрывается все более объективно и полно в результате введения в практику дополнительных и усовершенствованных способов лабораторной диагностики. Наряду с этим осуществление эпидемиологической (эпизоотологической) разведки территорий расширяет представления об истинном ареале инфекций, связанных с природой, и показывает межзональный характер распространения многих из них.

Что такое зооантропонозы

В связи с особенностями экологии возбудителей зооантропонозов эти болезни в эпидемиологическом плане представляют своеобразную группу. Прежде всего, за исключением некоторых из них (салмонеллезы, вызванные бипатогенными салмонеллами, легочная форма чумы), больные люди неконтагиозны, и это накладывает определенный отпечаток на эпидемиологию болезни данной группы: эпидемиологические особенности их существенно отличаются от привычных представлений в отношении антропонозов.

Эти особенности неразрывно связаны и обусловлены эпизоотическими процессами, познание которых составляет, основу не только представлений о закономерностях зооантропонозов, но являются исходными и при проведении противоочаговых и профилактических мероприятий.

Значительную часть болезней этой группы составляют инфекции с природной очаговостью; они образуют весьма стойкие и трудно поддающиеся санации очаги, связанные со свободноживущими животными, и характеризуются циркуляцией соответствующих микроорганизмов чаще всего среди мелких млекопитающих» птиц и кровососущих членистоногих, как в современную эпоху» так и по ходу предшествовавшей эволюции независимо от человека. Иначе говоря, люди представляют собой в известной мере «случайное» звено в цепи циркуляции возбудителей природноочаговых болезней и являются для них экологическим «тупиком».

В качестве источников возбудителей природноочаговых инфекций с наибольшей частотой выступают сельскохозяйственные и домашние животные (бруцеллез, лептоспирозы, Ку-риккетсиоз, токсоплазмоз, бешенство, листериоз, псевдотуберкулез), а также дикие мелкие млекопитающие, главным образом грызуны (лептоспирозы, Ку-риккетсиоз, туляремия, чума, клещевой энцефалит, листериоз, псевдотуберкулез). Применительно к ряду природноочаговых форм справедливо отнесение к категории источника инфекции и кровососущих клещей, в организме которых возбудители определенных болезней находят благоприятные условия для размножения, длительного переживания в вирулентной форме и выведения с секретами и экскретами. Это расширяет привычные представления о клещах как переносчиках в пользу их важного значения как резервуаров и непосредственных источников инфекции.

Эпидемиологическая роль разных видов животных как источников инфекции далеко не одинакова; она зависит от ряда причин и обстоятельств: от численности данного вида и степени его восприимчивости к определенным патогенным микробам, от возможной частоты и характера соприкосновения людей с животными и т. п.

Заболевания людей возникают чаще всего на фоне эпизоотического неблагополучия местности, совпадающего по времени с увеличением численности диких животных определенных видов и возрастанием среди них количества инфицированных особей» что влечет за собой рассеивание патогенных микроорганизмов. Это особенно важно в связи со значительной устойчивостью многих из них к воздействиям внешней среды.

Широкая адаптационная способность возбудителей природноочаговых инфекций влечет за собой нередкое образование из первичных (природных) очагов антропоургических (вторичных) очагов, связанных с сельскохозяйственными, домашними или одомашненными животными.

Подобные очаги, обусловленные хозяйственной деятельностью человека, могут приобретать самостоятельное значение. С ними бывают связаны заболевания людей профессионального характера, причем не только в сельских местностях, но и в городах. Выявление заболеваний среди контингентов, подвергающихся наибольшему риску заражения в связи с особенностями их работы, может иметь «сигнальное» значение.

Применение чувствительных и специфических лабораторных методик выходит далеко за пределы интересов клиники, ставящих основной задачей распознавание природы заболеваний с целью назначения правильной терапии. Наряду с этими диагностическими задачами, лабораторные методы способствуют решению многих вопросов эпидемиологического характера как в очагах инфекции, так и за их пределами. Наиболее важно для практики здравоохранения выяснение следующих вопросов, возникающих в процессе эпидемиологического обследования.

Обнаружение очагов инфекции

Сравнительно невысокая заболеваемость людей зооантропонозами на фоне более часто встречающихся групповых и единичных заболеваний антропонозами, равно как и трудности дифференциального диагноза, например, лептоспирозов, риккетсиозов, псевдотуберкулеза и апаралитических случаев клещевого энцефалита от лихорадочных заболеваний иной этиологии побуждают эпидемиологическую службу к, проведению ряда конкретных мероприятий, направленных на активное выявление местных очагов этой группы.

Инфекционные формы, если их диагноз не подкреплен данными лабораторных исследований и эпидемиологическими материалами; в) лиц так называемых «угрожаемых» профессий (работники сельского хозяйства, ветеринарные специалисты, рабочие лесхозов, мясо- и молококомбинатов, шерсте- и хлопкообрабатывающих предприятий и т. п.), в анамнезе которых имеются указания на перенесение лихорадок неясной этиологии; г) крупного и мелкого рогатого скота в неблагополучных в эпизоотическом отношении хозяйствах, равно как заболевших или абортировавших животных.

Показано также бактериологическое исследование с этими целями диких мелких млекопитающих и кровососущих членистоногих.

Практика подтверждает, что активная разведка с помощью иммунологических тестов с последующим подключением в случае необходимости бактериологических исследований выявляет наличие многих инфекций с природной очаговостью в местностях, ранее считавшихся благополучными в этом отношении. Так, например, в сравнительно короткий отрезок времени на севере и северо-западе СССР были впервые обнаружены местные очаги лептоспирозов (в Архангельской, Вологодской областях и в Карельской АССР), лихорадки Ку (в Псковской и Новгородской областях), орнитоза (в Ленинградской области), псевдотуберкулеза (в Ленинградской и Новгородской областях), туляремии (в Коми АССР) и т. д.

Обнаружение источника инфекции

Выявление больных людей, сельскохозяйственных и домашних животных клиническими методами в случаях выраженного течения инфекции не представляет обычно особых затруднений. Однако заболевания могут протекать и с недостаточно типичными проявлениями или бессимптомно, сопровождаясь более или менее длительным периодом носительства патогенных микроорганизмов.

Скрытность феномена носительства позволяет обнаружить его только при помощи микробиологического (вирусологического) и иммунологического исследования; именно этим путем возможно наиболее полное выявление конкретных источников инфекции. Применительно к болезням с природной очаговостью использование лабораторных методик особенно важно вследствие того, что среди мелких млекопитающих инфекционные процессы нередко протекают в латентной форме. Что же касается членистоногих, в первую очередь клещей, то как уже упоминалось, между ними и определенными видами патогенных микроорганизмов, например, риккетсиями, бактериями туляремии, вирусом клещевого энцефалита и др., устанавливаются симбиотические отношения, обеспечивающие пожизненную зараженность этих паразитов, а также трансовариальную передачу некоторых патогенных агентов.

Выделение возбудителей при помощи бактериологического метода или воспроизведение экспериментальной инфекции на лабораторных моделях наиболее объективно и убедительно доказывает зараженность исследуемых животных. В зависимости от биологических свойств микроорганизмов применяют посев материала в соответствующие питательные среды, используют метод биопроб, инфицирование развивающихся куриных эмбрионов, а также заражение тканевых культур.

Применение серологических методик может обеспечить лишь косвенное подтверждение факте инфицированности в настоящее время или в прошлом. Тем не менее, эти способы надо считать весьма важными, так как они обеспечивают возможность массового обследования.

При оценке результатов серологических реакций учитывают их интенсивность и высоту титров специфических антител. Обследование людей и сельскохозяйственных животных проводят неоднократно с целью определения динамики накопления специфических антител. При необходимости решения вопроса о сроках заражения прибегают к определению в сыворотке классов иммуноглобулинов.

Из числа серологических приемов приобретают все большее значение в качестве «сигнального» прямой иммунолюминесцентный метод. Этот способ «экспресс-диагностики» сочетает в себе положительные качества специфичности и чувствительности.

Установление факторов передачи инфекции

Возбудители многих зооантропонозов сохраняют жизнеспособность во внешней среде в течение большего или меньшего срока после выведения из зараженного организма; некоторые из них, например, бактерии псевдотуберкулеза, сальмонеллы, листерии оказываются способными, по-видимому, и к репродукции в этих условиях. Тем самым элементы внешней среды могут быть факторами передачи определенных микроорганизмов данной группы. Раздраженные же кровососущие членистоногие (клещи, блохи, летающие двукрылые) выполняют роль переносчиков возбудителей зооантропонозов в природе. При этом иксодовые, гамазовые и краснотелковые клещи сочетают значение переносчика и резервуара инфекции.

Если зараженность членистоногих в связи с высокой концентрацией возбудителей в их организме может быть определена вышеупомянутыми микробиологическими способами, то обнаружение инфекции во внешней среде сопряжено с большими трудностями вследствие разреженности патогенных агентов и нередко изменения биологических свойств последних под влиянием различных неблагоприятных для них воздействий. Это требует применения дополнительных приемов выявления возбудителей в виде предварительной концентрации их в исследуемых объектах или подращивания, а также использования косвенных способов определения зараженности среды обитания, например, путем определения титра фага.

Изучение элементов структуры, ареала и границ очага

Положительные результаты активной эпидемиологической разведки с целью выявления, определения характера (природный, хозяйственный) и дислокации местных очагов зооантропонозов ставят задачу следующего этапа исследования – определения их структуры и активности.

Применительно к природным очагам, помимо получения представлений о растительности и абиотических факторах, необходимы знания о животном населении изучаемой территории: их видовой принадлежности, численности, экологических особенностях. Эти важные разделы эпидемиологического изучения очага должны осуществляться комплексными усилиями специалистов зоолого-паразитологического профиля, владеющими методиками полевых наблюдений. С их же помощью обеспечивается, обычно, отлов, сбор и доставка потенциальных хранителей и переносчиков соответствующих возбудителей для целей лабораторного исследования.

Лабораторное изучение такого материала позволяет получить данные о круге вовлекаемых в цепь циркуляции того или иного возбудителя позвоночных и беспозвоночных животных. При этом следует не только убедиться в моно- или полигостальности, моно- или поливекторности очага, но выявить доминирующий вид хозяина или переносчика определенного патогенного агента в конкретных условиях изучаемой территории.

С этой целью подвергают серологическому и микробиологическому исследованию отловленных диких животных (в основном, грызунов и насекомоядных), а также птиц, проводят исследования по определению зараженности кровососущих членистоногих с помощью биологических проб и иммунолюминесцентного метода. В конечном счете эти исследования приводят к заключению об инфицированности сочленов биоценоза природных очагов, о широте вовлечения в цепь циркуляции возбудителя животных определенного вида и активности очага. Однако, установление факта естественной зараженности позвоночного или беспозвоночного животного еще не знаменует собой возможную их роль в качестве резервуара или переносчика инфекции. Расшифровка этого их значения требует знания биологии животных, их экологических связей с другими сочленами биоценоза и с человеком, характера взаимоотношения хозяина (позвоночное, беспозвоночное животное) и паразита (бактерия, риккетсия, вирус) в процессе длительного сосуществования, путей выделения хозяином возбудителя во внешнюю среду. Лишь глубокий анализ всех этих материалов может привести к обоснованному определению основных источников и переносчиков инфекции, равно как к характеристике активности очага.

Границы пространственного размещения (ареала) природноочаговых инфекций выявляют путем систематического лабораторного обследования диких млекопитающих, птиц и других животных. Результаты этой работы, нанесенные на карту, ориентируют о границах естественной распространенности природных резервуаров изучаемых инфекций. Сопоставление этих нозогеографических данных с природными особенностями местности (рельеф, почва, флора, фауна) и характером ее хозяйственного освоения составляет основу сопряженного ландшафтно-нозологического картографирования и ландшафтно-эпидемиологического районирования обычно значительных по площади территорий. В силу этого подобные разработки носят, как правило, обзорный характер.

Крупномасштабное картографирование перечисленных элементов, например, на площади района или более дробных административных подразделений ставит задачу определения границ отдельных очагов. Такие построения имеют наибольшее значение для практики местного здравоохранения. Они объясняют причины существования, развития и укоренения в природе инфекционных очагов, конкретизируют их особенности: протяженность, проявляемость, а также фиксируют территориальную сопряженность и биологическую сочетаемость очагов различных инфекционных болезней. Эти материалы обосновывают определенные действия, направленные на санацию очагов или на ограничение их существующей или потенциальной опасности.

Определение биотипов возбудителей, циркулирующих в данной местности

Среди биологических свойств патогенных микробов их антигенные признаки наиболее постоянны и консервативны.

Современные лабораторные приемы позволяют различать не только виды, но подвиды и серологические типы многих микроорганизмов. Более тонкое дифференцирование возбудителей, определение их биологической «метки» дает возможность устанавливать эпизоотологические связи между очагами инфекций и возникающими заболеваниями людей. При этом выяснение так называемого «признака состояния» микробов способствует выяснению «животного» или «человеческого» происхождения выделенных культур.

Систематический анализ биотипов патогенных микроорганизмов, циркулирующих в данной местности, устанавливает обычно более или менее длительное преобладание некоторых из них и вместе с тем сигнализирует о возникновении изменений в их составе. Результаты изучения динамики смены типов возбудителей могут иметь прогностическое значение, ставят вопрос о необходимости изменения состава применяемых диагностикумов и внесения коррекции в создаваемые лечебно-профилактические препараты.

Выявление иммунной прослойки среди населения и животных

Иммунологическое состояние населения и животных в отношении зооантропонозов непостоянно. Оно изменяется в зависимости от современной и прежней эпизоотической обстановки и широты применения методов активной иммунизации.

Иммунологическую структуру определяют при помощи различных серологических способов с целью обнаружения в крови специфических антител: комплементсвязывающих, вируснейтрализующих, лизинов, агглютининов, преципитинов и других, а также путем постановки аллергических проб с соответствующими антигенами. Длительность сенсибилизированности организма и сохранения комплементсвязывающих и нейтрализующих антител обеспечивает ретроспективное выявление заболеваний и процесса «проэпидемичивания», дает возможность косвенно определять существование местных очагов инфекций, связанных с природой, и оценивать продолжительность естественного и вакцинального иммунитета.
При этом надо учитывать, что широкое проведение активной специфической профилактики требует тщательного анализа результатов, полученных с помощью иммунологических способов, для решения вопроса о естественном «проэпидемичивании».

Задачи и методы лабораторных исследований должны быть конкретизированы в зависимости от нозологической формы и преследуемой цели.


Читайте также:

Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: