Гормоны надпочечников

26.05.2011 5593 3.0 0

Знание процесса синтеза гормонов надпочечников имеет для клиницистов особенно большое значение. Все кортикоиды, содержащие 21 атом углерода, принято объединять, как уже упоминалось, в группу соединений С-21.

Из 41 стероида надпочечников лишь 8 являются биологически активными (Н. А. Юдаев, 1961). Сюда относятся альдостерон, гидрокортизон, кортизон, кортикостерон, 11-дегидрокортикосте-рон, 11-дезоксикортикостерон, 17-окси-11-дезоксикортикостерон и 19-оксикортикостерон. Кроме собственно кортикостероидов, из надпочечников выделены стероиды, относящиеся к половым гормонам (эстрон, прогестерон, андростендиол, андростерон, 11-окси-андростендиол, 11-оксиандростерон).

Гормоны, выделяемые надпочечниками

До 80% общего количества кортикостероидов, выделяемых надпочечниками, приходится на долю двух стероидов – кортикостерона и 17-оксикорти-костерона, около 1% – на долю альдостерона. В нормальных условиях из перечисленных стероидов секретируются лишь три: 17-оксикортикостерон, кортикостерон и альдостерон.

За сутки надпочечники человека образуют 4,9–27,9 мг гидрокортизона, 0,84 – 2 мг кортикостерона и 0,15–0,4 мг альдостерона.

В состоянии физиологического покоя общее количество гидрокортизона в организме за сутки составляет 1,1–2,4 мг; при стимуляции АКТГ оно возрастает до 10 мг, а подчас суточная величина биосинтеза его достигает 154 мг.

Биохимические превращения, приводящие к образованию кортизола, а также альдостерона, происходят под влиянием определенных ферментов, выделяющихся корковым веществом надпочечников в результате действия адренокортикотропного гормона гипофиза. При наличии дефицита отдельных ферментов происходит задержка биосинтеза кортизола, в результате чего усиливается выработка в гипофизе АКТГ; накапливающиеся большие количества прогестероновых предшественников приводят к усиленному образованию андрогенов, обусловливающих маскулизацию женского организма.

Суточное количество кортизола (гидрокортизона) составляет мг, но под влиянием сильного стресса оно может повыситься до 250 мг. Суточная продукция кортикостерона составляет 2–5 мг, суточное количество альдостерона равно 150–300 мкг при ограниченном содержании в пище поваренной соли (в среднем около 5 г). В выделительной функции коры надпочечников в физиологических условиях наблюдаются ритмические суточные колебания.

Поступающие в кровообращение стероиды надпочечников делятся на 5 групп: 1) гликокортикоиды – кортизол и кортикостерон; 2) минералокортикоиды–11-дезоксикортикостерон и альдостерон; 3) андрогены: дегидроэпиандростерон, А4-андростендион и 11-гидроксиандростендион; 4) прогестины – прогестерон; 5) эстрогены – эстраднол.

Гликокортикоиды являются продуктом секреции пучковой зоны надпочечников под влиянием АКТГ. Кортизол оказывает влияние на углеводный обмен, стимулируя процессы образования сахара, способствуя накоплению гликогена в печени и тормозя потребление углеводов тканями организма. Кортизол уменьшает проницаемость мембран и задерживает процесс гиперплазии соединительной ткани. Выделение этого гормона и его производных из организма происходит через почки в виде 17-гидроксикортикостероидов.

Минералокортикоиды секретируются клубочковой зоной коры надпочечников, по-видимому, под воздействием соматотропного гормона. Из этой группы наиболее изученным является дезоксикортикостерон, который ускоряет выделение калия, а также увеличивает задержку натрия и хлора, что ведет к повышенному удержанию воды в тканях организма.

Заслуживает внимания гормон, получивший название альдостерон. Он задерживает натрий в организме, причем действие его в 25 раз превосходит действие дезоксикортикостерона; в то же время он в 5 раз сильнее влияет на удаление из организма калия. Аналогично дезоксикортикостерону альдостерон оказывает тормозящее влияние на противовоспалительное действие кортизола, т. е. является в этом смысле как бы его антагонистом.

Кортизол является также минералокортикоидом; он задерживает натрий и способствует выделению калия.

Андрогенная активность ранее указанных соединений мало интенсивна; однако при различных биологических условиях они могут преобразовываться в активные андрогены, прежде всего в тестостерон. Из дегидроэпиандростерона могут образоваться тестостерон и, наряду с ним, эстрон и эстрадиол.

При раковых опухолях и аденомах коры надпочечников могут вырабатываться большие количества эстрадиола, приводящие к феминизации мужского организма, или же тестостерона, ведущего у мальчиков к развитию синдрома преждевременной маскулинизации. В ряде случаев при патологическом повышении продукции надпочечниковых гормонов функция половых желез может быть заметно подавлена.

Адренокортикотропный гормон не влияет на образование альдостерона; при гипофункции гипофиза содержание в моче мужчин 17-КС резко понижается, но уровень альдостерона остается в пределах нормы. Вырабатывающийся в коре надпочечников тестостерон превращается в дегидроэпиандростерон.

Метаболизм тестостерона тесно зависит от функции печени; в частности, при склерозе печени андрогенные препараты, не подвергаясь полному превращению в неактивные соединения, преобразуются в эстрогены. Равным образом, у больных циррозом печени или у резко истощенных, ослабленных длительным заболеванием лиц эндогенный тестостерон, превращаясь в эстрогены, может обусловить симптомы гинекомастии. Будучи нестойким соединением, тестостерон превращается в андростерон и этиохоланолоп.

Фракционные исследования 17-КС позволяют определить, какие андрогены образуются в мужском организме: фракция а, составляющая 90%, состоит из метаболитов тестикулярных андро-генов – этиохоланолона и андростерона, фракция 3 – около 10% – состоит из надпочечниковых метаболитов, наиболее важным из которых является дегидроизоандростерон.

На основании различий в содержании 17-КС в моче женщин и мужчин было установлено, что в норме у взрослого мужчины приблизительно одну треть 17-КС составляют продукты выделения из тестикулов, а две трети – секрет коры надпочечников. Важно иметь в виду, что количество биологически активных апдрогенов не соответствует количеству 17-КС, так как последние могут включать соединения, утратившие свои биологические андрогенные свойства. С другой же стороны, биологически активные андрогены могут входить в состав соединений, не выводимых с мочой в виде 17-КС.

В то же время имеется ряд клинических доказательств, что тестикулы являются также источником образования эстрогенов. По одним данным, они секретируются клетками Сертоли, по другим – их производят клетки Лейдига. Имеются основания думать, что в зависимости от характера ферментов, находящихся в ткани половой железы, и степени ее морфологической зрелости клетки Лейдига могут вырабатывать в одних случаях андрогены, а в других – эстрогены. По мнению Тетера, несомненно, что клетки Сертоли принимают активное участие в биосинтезе эстрогенов.

Результаты исследований последних лет с достоверностью установили повышение экскреции тестостерона во вторую фазу менструального цикла, что подтверждает предположение о секреции тестостерона также и желтым телом яичника. Считается доказанным, что печень не только связывает тестостерон для экскреции его почками и кишечником, но и переводит андростендион и дегидроэпиандростерон в тестостерон; основными метаболитами тестостерона являются андростерон и этиохоланолон, входящие в состав 17-КС. Следует отметить, что андрогены обладают анаболическим действием и по своему влиянию на организм при избыточном выделении оказывают действие, диаметрально противоположное действию эстрогенов, а именно – вначале появляются признаки дефеминизации, а затем маскулинизации.

В группу нейтральных 17-кетостероидов входят различные производные андростана, общим признаком которых является кетогруппа в положении 17.

17-кетостероиды (17-КС) делятся на феноловые и нейтральные. Феноловыми кетостероидами являются эстрогенные гормоны. Путем предварительной обработки щелочью их можно отделить от остальных 17-кетостероидов. В настоящее время под 17-кетостероидами понимают нейтральные 17-кетостероиды. Последние делятся на а- и fi-17-кетостероиды (Р-кетостероиды осаждаются дигитоксином, а а-кетостероиды не осаждаются).

Стероидные гормоны коры надпочечников являются основными соединениями, при помощи которых, согласно учению Селье (Selye), обеспечивается создание так называемого синдрома адаптации. Установлено, что разнообразные значительные психические и физические напряжения (состояния «стресс») сопровождаются изменениями инкреторной деятельности указанных желез. Избыток стероидов (эндогенных или введенных извне) оказывает большое воздействие на обмен углеводов, белков, жиров и солей.

Определение полных (нейтральных) 17-кетостероидов (17-КС) них фракций в моче. Одним из важнейших методов эндокринологической диагностики различных нарушений соматополового развития женщины является определение 17-КС.

При этом необходимо, однако, иметь в виду, что в состав 17-КС входит, помимо метаболитов надпочечникового происхождения, большое количество неспецифических балластных хромогенов. Андрогены, вырабатываемые надпочечниками и мужскими гонадами, проходя в организме стадии промежуточного обмена, выделяются с мочой в виде метаболитов, из которых две трети выработаны корой надпочечников, а одна треть образована андрогенами яичек или их метаболитами – производными клеток Лейдига. В случае заметного увеличения общего количества 17-КС нельзя решить, зависит ли оно от гиперфункции надпочечников или от усиленной активности клеток Лейдига. Для уточнения этого вопроса необходимо фракционное исследование содержания 17-КС или изучение влияния на выделение их стимулирования коры надпочечников с помощью АКТГ или торможения этой функции с помощью кортикоидов (кортизон, преднизон), а также проверка стимулирующего действия па функцию половых желез хорионического гонадотропина.

Существуют различные методы определения 17-КС и их фракций, из которых наиболее распространенными являются реакция Циммермана, позволяющая выделить 8 фракций, и различные хроматографические методы (Dingemanse и соавт., 1952; Kozio-rowski и соавт., 1962), с помощью которых удается выделить даже
12 фракций.

Из многочисленных методов определения 17-КС в моче одним из более точных является предложенный О. М. Уваровской.

Суточная экскреция общих 17-КС в моче у здоровых женщин составляет при использовании данного метода 5–15 мг. При опухоли коры надпочечников она резко повышается, достигая 100–200 мг. При гиперплазии коры она также превышает норму, составляя обычно 20–60 мг. Незначительное повышение экскреции 17-КС (до 20 мг) подчас наблюдается при синдроме Штейна – Левенталя. При пониженной функции коры надпочечников любого происхождения, в особенности при различных формах пангипопитуитаризма, экскреция 17-КС особенно низка, она подчас меньше 1 мг в сутки.

Наибольшей активностью среди 17-КС обладает тестостерон. Количество его в моче здоровой женщины составляет, по данным В. Г. Орловой (1968), от 1,4 до 10,1 мкг/л. При адреногенитальном синдроме она заметно повышена – до 57 мкг, а при поликистозных яичниках – подчас доходит даже до 70 мкг. Доказанная возможность образования дегидроэпиандростерона в поликистозных яичниках связана с нарушением биосинтеза половых гормонов.

В последнее время эндокринологические лаборатории заняты в основном определением трех метаболитов: дегидроизоандростерона, этиохоланолона, андростерона, образующих группу 11-дезокси-17-КС. Указанные вещества являются метаболитами андрогенных соединений без сопутствующих балластных неспецифических хромогенов, составляющих большую массу в группе 17-КС; кроме того, в них не входят прогестероиовые метаболиты.

Большое значение придается количественному определению дегидроандростерона (ДНА). Содержание этого соединения в моче здоровых людей составляет от 10 до 30% 17-КС. Но при гиперфункции коры надпочечника, при аденоме ее или раке содержание DHA может доходить до 90–95% суммы всех 17-КС.

Следует иметь в виду, что с возрастом количество выделяемых из организма 17-КС постепенно увеличивается: с 0,7–2,4 лг/24 ч у детей до 7 лет до 5,0–10,0 мг/24 ч к 12–15 годам и, наконец, до 6 – 16,0 мг/24 ч (в среднем 9,0 мг/24 ч) у половозрелых женщин. Уровень 17-КС может существенно изменяться под влиянием различных болезненных состояний. Он бывает значительно повышен при гиперфункции коры надпочечника (надпочечниковополовой синдром; корково-надпочечниковый вирилизм) и, в особенности, при раке коры надпочечников (О. В. Николаев, Е. И. Тараканов).

Содержание в моче 17-КС понижено при тяжелых поражениях печени, при гипотиреозе, при резком недоразвитии гонад, при анорхизме. Кроме того, 17-КС могут совершенно не обнаруживаться в моче при пангипопитуитаризме (болезнь Симмондса, синдром Шихана, гипофизарный карликовый рост, аддисонова болезнь).

При надпочечниково-половом синдроме содержание 17-КС в суточном количестве мочи может достигать у детей до пятилетнего возраста 4–30 мг, от 6 до 9 лет – 11–40 мг, от 10 до 15 лет– 16–50 мг и, наконец, у лиц старше 15 лет – от 21 до80 мг.

Важное значение имеет также определение гидроксикортикоидов, сокращенно называемых 17-оксикортикостероидами (17-ОКС). Содержание их в моче колеблется у женщин от 3,7 до 13,7 мг в сутки (составляя в среднем 7,5 мг). При болезни Аддиссона это количество резко понижается, приближаясь подчас к нулю; при Синдроме Иценко-Кушинга оно резко увеличивается. При вторичной гипофункции коры надпочечников гипофизарного происхождения    (синдром   Шихана)   содержание    17-оксикортикоидов уменьшается, но после введения АКТГ – увеличивается.

В. П. Комиссаренко (1956), К. В. Дружининой (1958) и другие доказали, что надпочечниковые стероиды одной группы (андрогены, эстрогены) могут в процессе метаболизма превращаться в стероиды другой группы (кортикостероиды).

Ввиду широкого применения андрогенных препаратов в гинекологической практике, необходимо вкратце остановиться на их биологическом действии.  Оно сводится к следующему:

  1. Андрогены задерживают рост и созревание фолликулов и образование желтых тел.
  2. Подавляя   пролиферацию   эндометрия,   они   приводят   его в состояние атрофии.
  3. Препятствуют накоплению гликогена в клетках влагалищного эпителия и задерживают ороговение, вызываемое эстрогенами.
  4. Уменьшают нагрубание молочных желез, подавляют лактацию. При длительном введении больших доз андрогены обусловливают появление атрофических изменений в железистой ткани
    молочных желез.
  5. Осуществляют воздействие на яичники через гипофиз, подавляя (в достаточно больших дозах) образование гонадотропных гормонов. В климактерическом периоде после введения тестостерон-пропионата отмечается снижение гонадотропинов в моче как результат опосредованного через центральную нервную систему блокирующего воздействия на гипофиз.
  6. Подавляя функцию женских гонад и вызывая атрофические изменения в половом аппарате и молочных железах, андрогены стимулируют развитие в женском организме вторичных половых признаков мужского пола.
  7. Применение андрогенов при явлениях климактерического невроза обычно заметно ослабляет его проявления и улучшает общее самочувствие больных. Применение андрогенов у пожилых женщин нередко заметно усиливает половое влечение.
  8. В случае необходимости подавления лактации применение андрогенов имеет существенное преимущество перед эстрогенами в том отношении, что не задерживает инволюции матки и не влияет на течение пуерперального периода.

Исследования биохимиков подтвердили мысль Б. М. Завадовского о том, что гормоны претерпевают в организме ряд сложных превращений и в результате метаболизма изменяют свое физиологическое действие на ткани. Кора надпочечников играет большую роль в регуляции гормональной функции яичников. Как известно, на основании работ Н. А. Юдаева (1956), В. П. Комиссаренко (1956) и др., разделение кортикостероидов по их физиологическому действию на минералокортикоиды и гликокортикоиды является только относительным; помимо этих веществ, в коре надпочечников, как уже упоминалось, вырабатываются андрогены и эстрогены, а иногда и прогестерон. В процессе метаболизма надпочечниковые стероиды одной группы (андрогены и эстрогены) могут превращаться в стероиды другой группы (кортикостероиды). Как известно, функция надпочечников стимулируется адренокортикотропным гормоном. Однако, в свою очередь, кортикостероиды, находящиеся в крови, регулируют выработку АКТГ в гипофизе, в частности, большие количества их подавляют секрецию АКТГ; при этом происходит увеличение выработки гонадотропинов в аденогипофизе. Избыточная секреция гонадотропинов стимулирует функцию коры надпочечников, например при выключении гормональной функции яичников. Большие дозы АКТГ снижают фупкцию гонад, по-видимому, не вследствие уменьшения выделения гонадотропинов, а в результате заметного ослабления чувствительности яичников к гонадотродным гормонам (И. А. Эскин, 1968).

Большие дозы АКТГ ослабляют чувствительность щитовидной железы к тиреотропному гормону. В данном отношении имеется аналогия со взаимоотношениями между корой надпочечников и АКТГ.


Читайте также:
Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: