Синдром склерокистозных яичников

17.05.2011 2425 4.0 0

Среди своеобразных видов патологии организма женщины, которая часто выявляется в пубертатном периоде, большое внимание клиницистов в течение многих лет продолжает привлекать проблема склерокистозного изменения яичников, известного под названием – синдром Штейна – Левенталя.

После сообщения Я. К. Хачкурузова (1915), а позднее В. К. Лесного (1928) и Е. Е. Гиговского (1930) о своеобразной клинической картине нарушения менструальных циклов при двустороннем увеличении яичников на почве склерокистозных изменений их детальное описание этого синдрома Stein и Lowenthal (1935) способствовало появлению значительного количества литературных материалов, посвященных этому вопросу. В частности, из множества работ последних лет следует выделить монографию П. Г. Шу-шания, коллективный труд под редакцией А. С. Слепых, докторские диссертации Н. И. Бескровной, Д. А. Пальчик, обзор Е. М. Вихляевой (1973) и др.

Как выглядит синдром склерокистозных яичников

Основными признаками склерокистозных изменений яичников являются довольно равномерное двустороннее увеличение их и наличие плотной сероватой или перламутрово-белой оболочки (так называемые большие серые яичники), сквозь которую просвечивают множественные мелкие фолликулярные кисточки со светлым содержимым. В корковом слое яичников число примордиальных и зрелых фолликулов заметно уменьшено. Соединительнотканная строма внутренней оболочки фолликулов гиперплазирована, поверхностные слои ее и стенки сосудов фиброзированы. На газовой гинекограмме четко видны контуры обоих увеличенных яичников. Количество кислых  и нейтральных мукополисахаридов повышено.

Как подчеркивает Б. И. Железов, при гистологическом исследовании макроскопически заметно измененных яичников иногда делаются ошибочные заключения о наличии склерокистоза гонад в случаях гипертекоза или текоматоза; при последнем имеет место изменение отделов яичников, а именно Диффузная гиперплазия и лютеинизация стромы. На разрезе ткань подобных яичников имеет неравномерный или диффузный желтый цвет, обусловленный лютеинизированными клетками, которые располагаются в виде отдельных или множественных групп; кистозно-атрезирующиеся фолликулы встречаются в небольшом количестве или даже отсутствуют. Белочная оболочка не Утолщена или утолщена неравномерно. Гипертекоз, наблюдаемый не только в менопаузе, но и у женщин детородного возраста, Ряде случаев обнаруживался в сочетании с гиперплазией сетчатой зоны коры надпочечников. Изменения стромы яичников при гипертекозе сопровождаются нередко андрогенным эффектом, что клинически проявляется в виде симптомов вирилизма или гирсутизма. Подчас отмечается сочетание с раком тела матки (Я. В. Бохман) или молочной железы.

В многочисленных работах был подвергнут детальному анализу вопрос о яичниковом генезе склерокистозных изменений гонад, о состоянии гипоталамо-гипофизарных структур при этом заболевании и о роли надпочечиикового фактора при учете столь нередкого вирильного синдрома у больных этой категории.

Общепризнанным основным фактором заболевания признается нарушение процесса биосинтеза стероидных гормонов в яичниках. Если в физиологических условиях соотношение между эстрогенами и андрогенами яичников составляет 7:1, то у больных с синдромом склерокистозных яичников обнаруживаются серьезные ферментные нарушения, которые могут идти в двух направлениях.

У части больных имеет место извращенный путь обменных превращений стероидов; биосинтез их происходит преимущественно в клетках гипернлазировашюй внутренней оболочки с выделением значительных количеств до-гидроэпиандростерона, обладающего сильным андрогенным действием. При втором варианте вследствие нарушения биосинтеза гормонов не происходит превращения апдростендиола в эстрогены; он накапливается в избыточном количестве в фолликулярных «кисточках» вместе с 17-сс-оксипрогестероном и тестостероном–предшественниками эстрогенов,  обладающими андрогенными свойствами.

Нарушения, обусловливающие дефект синтеза эстрогенов яичниками, имеют генетически обусловленный, врожденный характер. Высказано предположение, что этиологическим фактором в развитии синдрома склерокистозных яичников является повреждающее действие вирусных инфекций на хромосомный набор, в особенности в группах А, С и др.  (Sterba, Sturma).

Возможны 4 этиологических типа синдрома склерокистозных яичников. К ним относятся: 1) первичные поражения на уровне гипоталамуса; 2) вторичные поражения на уровне гипоталамуса (при врожденном гипер-кортицизме); 3) задержка биосинтеза гормонов на уровне ароматизации; 4) задержка биосинтеза гормонов на уровне З-эпи-Р-ол-дегидрогеназы. Поэтому допустимо обозначение заболевания как синдром микрополикистозных яичников,  который  включает  несколько  клинических  единиц.

Вследствие неодинаково выраженной степени блокады биосинтеза эстрогенов яичников клинически наблюдаются различные виды заболевания.

В части случаев оно обнаруживается вскоре после менархе, проявляясь в виде довольно стойких ановуляторных нарушений и бесплодия; только в дальнейшем развиваются вторичные гипоталамо-гипофизарные расстройства на почве нарушения физиологических соотношений между уровнем экзогенных и эндогенных воздействий на организм. В части случаев характерный симптомо-комплекс возникает под влиянием аффекта, например после психической травмы, иногда после начала половой жизни, после родов и абортов. Нередко у больных обнаруживаются и полигландулярные эндокринные расстройства с повышенной лабильностью нервной системы. Поэтому, возможно, известную роль в патогенезе заболевания играют первичные нарушения гипоталамо-гипофизарных отношений центрального происхождения, что обусловливает нарушение циклической секреции гонадотропин-рилизинг-факторов и гонадотропинов, а также нарушение биосинтеза стероидов яичников с появлением ановуляторных циклов.

В ряде случаев имеют место изменения функции коры надпочечников. Вырабатываемый в избытке в яичниках андростендион блокирует соответствующий фермент коры надпочечников; возникающая на основе этого дисфункция усиливает патологическое андрогенное влияние в организме женщины. Сказанное позволяет считать заболевание неоднородным по патогенезу, что и объясняет многообразие картины болезни и различные клинические варианты ее течения, поскольку возможно переплетение различных механизмов, ведущих к нарушениям функции яичников, гипоталамо-гипофизарных и  адрепокортикальных структур.

К числу наиболее частых клинических симптомов заболевания относятся нарушения менструального цикла характера гипоменструального синдрома, ановуляторных циклов (заканчивающихся длительными кровотечениями), аменореи и гирсутизма.

Хотя патология месячных и необычное оволосение появляются у большинства больных в пубертатном возрасте, однако выраженные симптомы заболевания нередко выявляются позже – после 20 лет и главным образом у замужних женщин, поскольку бесплодие, одно из основных проявлений синдрома, обычно привлекает к себе внимание после нескольких лет брачной жизни.

Частота клинических признаков, сопровождающих склерокистоз яичников, примерно такова: нарушения менструальной функции составляют 95 %, гирсутизм – 87 %, бесплодие – 71 %, гипоплазия матки – 45%, ожирение – 36%, гипоплазия молочных желез – 32%  (Н. И. Бескровная, 1971).

Несмотря на значительные изменения в яичниках, почти у 20% больных рано или поздно наступает беременность, которая чаще заканчивается самопроизвольным абортом или осложненными родами.

Один из наиболее постоянных признаков заболевания – гирсутизм – обычно появляется спустя некоторое время после начала нарушения менструальных циклов.

Патологическое оволосение происходит на лице, околососковых кружках, белой линии живота, вокруг пупка и на нижних конечностях. Однако в ряде случаев верхняя граница лобкового оволосения бывает горизонтальной, по женскому типу. Больные имеют вполне женский облик с характерным распределением жира в подкожной клетчатке и развитием мускулатуры по женскому типу.

Как подчеркивает Д. А. Пальчик на основании своих наблюдений, большинство клинических симптомов и морфологических изменений яичников, описанных при синдроме Штейна – Левенталя, не являются специфическими; в частности, гипоменорея, гирсутизм, бесплодие и двустороннее увеличение яичников наблюдаются и при постпубертатных формах адреногенитального синдрома, а в сочетании с вегетативно-сосудистыми нарушениями – при болезни Иценко – Кушинга, что отмечается также Н. И Бескровной. Д. А. Пальчик выделила 3 клинических варианта склеро-кистозных яичников, а именно: 1) типичную неосложненную форму с нарушением менструальных циклов; 2) осложненную форму, при которой нарушению менструальной функции сопутствуют вторично возникшие вегетативно-сосудистые расстройства, часто в сочетании с нарушениями жирового и углеводного обмена и эмоционально-психическими изменениями; 3) атипическую клиническую форму, при которой преобладали первично возникшие вегетативные расстройства, иногда за несколько лет до нарушения функции яичников.

Н. И. Бескровная также выделила на своем обширном материале 3 клинические формы синдрома: 1) наиболее частую типичную форму (73% от общего числа больных) с характерными нарушениями менструальных циклов; 2) редкую форму (3,8%), характеризующуюся метрорагиями; 3) смешанную форму (19,6%), при которой задержки регул чередовались с очередными  обильными  кровопотерями.

Считая наиболее правильным представление о ведущей роли функциональных нарушений в области гипоталамических центров, возникающих в период возрастного становления половой функции, Н. И. Бескровная приводит в пользу своего взгляда на синдром Штейна – Левенталя следующие факты:

  1. Клинические проявления синдрома в молодые годы, преимущественно в пубертатном возрасте;
  2. Монотонную экскрецию гоиадотропных гормонов с отсутствием ритмических колебаний в выделении ФСГ и ЛГ;
  3. Обратимый характер менструальных нарушений в ряде случаев при своевременном гормональном и главным образом при хирургическом лечении.

При объективном исследовании больных, помимо весьма частого (но далеко не обязательного) гирсутизма, обнаруживающегося вскоре после появления месячных или после начала нарушения менструальных циклов, большей частью пальпаторно удается установить двустороннее увеличение яичников (примерно в половине случаев). При отсутствии явного увеличения их или для уточнения диагноза прибегают к газовой гинекографии. Однако традиционное представление о том, что на пневмопельвеограммах величина яичников составляет примерно 3/4 тени матки, часто неверно, так как при наличии уменьшенных размеров последней создается неправильное представление об увеличении  относительных  размеров  яичников.

Следует иметь в виду, что в редких случаях, как указывает Б. И. Железнов, склерокистозные яичники сочетаются с новообразованиями: дермоидная киста, арренобластома, с очаговой стромалыюй гиперплазией или хилюсно-клеточной гиперплазией яичников; тека-клеточная и гранулезо-клеточная  опухоль  и  т. п.

Кольпоцитологическое исследование обнаружило, по данным Н. И, Бескровной, разнообразие данных; однако характерным было отсутствие двухфазности циклов.

В трети случаев пролиферативные или атрофические изменения влагалищного эпителия сочетались с отчетливыми проявлениями андрогенного воздействия. Эндометрий в 77% случаев обнаруживал гипопластические изменения и только в 5% случаев – атрофические. Почти у всех больных отсутствовали признаки секреторной трансформации эндометрия. В 92,7% случаев была установлена ановуляция.

По Б. И. Железнову, эндометрий в 20% случаев находится в состоянии гиперплазии. Н. И. Бескровной удалось установить на своем материале наличие достоверных корреляций между андрогенной активностью и степенью гирсутизма у больных.

Для выяснения источников гиперпродукции андрогенов (яичники или надпочечники) большую помощь может оказать фракционное исследование 17-КС, а также применение проб на стимуляцию и подавление функций надпочечников и яичников.

Автору в 6 случаях удалось установить наличие сочетания синдрома Штейна – Левенталя с гиперфункцией коры надпочечников. Если в физиологических условиях в женском организме вырабатывается не более 1 мг тестостерона (половина продукции которого приходится на яичники, а половина – на надпочечники), то в случае нарушения процесса биосинтеза эстрогенов продукция тестостерона в женском организме может увеличиться до 3–4 мг в сутки (в частности, за счет превращения андростен-диола в тестостерон и прегненолона в дегидроэпиандростерон, способный превращаться в тестостерон), что соответствует величинам, типичным для мужского организма.

Schneider и соавт., изучая экскрецию андрогенов при синдроме Штейна – Левенталя, установили, что уровень выделения эпи-тестостерона выше 10 мкг в сутки у большинства обследованных женщин, причем в результате стимуляции хориогонином у всех отмечалось значительное нарастание экскреции этого андрогена (на 400 и более процентов).

Поскольку после резекции яичников (а в нескольких случаях после их полного удаления) наступало резкое снижение выделения тестостерона и эпитестостерона, следует считать, что определение содержания эпитестостерона в моче до и после стимуляции хорионическим гонадотропином является хорошим тестом для определения функции яичников при ановуляторных циклах.

Согласно исследованиям Д. А. Пальчик, изучение экскреции 17-КС показало нормальные цифры у 29 больных, умеренно повышенные (11 – 19 мг в сутки) – у 35 и значительное повышение (свыше 20 мг в сутки) – у 10. В основном наблюдалось увеличение наиболее активных фракций 17-КС: дегидроэпиандростерона и андростерона.

Синдром Штейна–Левенталя следует дифференцировать с андрогенпродуцирующими опухолями яичников, заболеваниями коры надпочечников, диэнцефальным синдромом, конституциональным гирсутизмом и некоторыми другими состояниями. Для этого, помимо тщательного опроса больных, внимательного осмотра с выявлением особенностей телосложения, распределения подкожного жира и волосяного покрова на теле, характера и выраженности вторичных половых признаков, необходимо применение специальных методов функциональной диагностики, пневмопельвеографии, определение экскреции прегнандиола с мочой, 17-КС и 17-ОКС, применение проб на подавление функции надпочечников, а также в ряде случаев пробная терапия кортикостероидами, половыми или гонадотропными гормонами.

Установленные Д. А. Пальчик изменения характера экскреции 17-КС и их фракций в условиях стимуляции яичников хориогонином (по 1500 ед. внутримышечно в течение 4 дней) позволяют выделить 3 формы склерокистозных яичников: типичную, осложненную и атипичную.

При повышенном содержании апдростенолона в моче введение хорио-гонина не вызывает изменений прегнантриола и 17-КС, по снижает количество андростеполона и повышает уровень экскреции эстрадиола с мочой, что свидетельствует о нарушении ферментной системы в яичниках. При низком исходном содержании андростеполона в моче введение хорионического гонадотропина ведет к увеличению экскреции прегнантриола, 17-КС и андростеполона при неизмененном содержании эстрадиола (это свидетельствует о наличии энзимного блока в системе 19-гидроксилазных ферментов).

При гирсутизме яичникового происхождения вспомогательное значение имеет прогестероновый тест, ведущий к снижению выделения 17-КС, а также в меньшей мере к выделению с мочой 17-оксикортикостероидов.

Вышеуказанные пробы помогают уточнить патогенез заболевания и облегчают выделение так называемых смешанных форм, когда имеется сочетание поражения яичников и коры надпочечников. В неясных случаях желательно, как уже упоминалось, применение супраренографии для определения размеров надпочечников.

До последнего времени отсутствовала единая классификация, охватывающая все формы нарушения полового развития девочек, проявляющиеся разнообразными симптомами в периоде полового созревания и половозрелости. С этой точки зрения заслуживает внимания разработанная В. И. Бодяжиной, Л. Г. Тумилович, М. Н. Кузнецовой, Е. А. Богдановой общая классификация нарушений полового развития, в которой учитываются их патогенез и клинические проявления.


Читайте также:
Комментарии
avatar